Дифтерия

дифтерия экзотоксин

Òîêñèí äèôòåðèéíîé ïàëî÷êè (Corynebacterium diphtheriae) ÿâëÿåòñÿ ïðîñòûì. Îí ñèíòåçèðóåòñÿ â âèäå îäíîé ïîëèïåïòèäíîé öåïè ñ ì.â. 62 êÄ.  ðåçóëüòàòå àêòèâàöèè ïðîèñõîäèò ãèäðîëèç ïåïòèäíîé ñâÿçè â îáëàñòè äèñóëüôèäíîé ïåòëè áåëêîâîé ìîëåêóëû, â ïðèñóòñòâèè òèîëîâîññòàíàâëèâàþùèõ àãåíòîâ è áåëîê ïðîòîêñèíà ôðàãìåíòèðóåòñÿ íà 2 ïîëèïåïòèäà: ôðàãìåíò À ñ ì.â. 22-24 òûñ. è ôðàãìåíò  — 38-39 òûñ.

Ôðàãìåíò À — îáëàäàåò ôåðìåíòàòèâíûìè ñâîéñòâàìè, ÿâëÿåòñÿ àêòèâàòîðîì (218 à.î.) è ôðàãìåíò Â (371 à.î.) ÿâëÿåòñÿ ðåöåïòîðîì.

Ñóáüåäèíèöà À îáëàäàåò ÍÀÄ — ãëèêîãèäðîëàçíîé àêòèâíîñòüþ è ÀÄÔ — ðèáîçèëòðàíñôåðàçíîé àêòèâíîñòüþ.

Òîêñè÷åñêîå äåéñòâèå äèôòåðèéíîãî òîêñèíà îñóùåñòâëÿåòñÿ â ðåçóëüòàòå ïîñëåäîâàòåëüíûõ ïðîöåññîâ:

1) àäñîðáöèÿ íà ñïåöèôè÷åñêèõ êëåòî÷íûõ ðåöåïòîðàõ;

2) òðàíñïîðò ÷åðåç ïëàçìàòè÷åñêóþ ìåìáðàíó;

3) èíàêòèâàöèÿ âíóòðèêëåòî÷íîé ìèøåíè, ó÷àñòâóþùåé â áèîñèíòåçå áåëêà.

Êëåòî÷íûì ðåöåïòîðîì, ñ êîòîðûì âçàèìîäåéñòâóåò äèôòåðèéíûé òîêñèí, ÿâëÿåòñÿ ãëèêîïðîòåèí ïëàçìàòè÷åñêîé ìåìáðàíû, ì.â. 160 000. Ýòîò ãëèêîïðîòåèí îáíàðóæåí ëèøü ó ÷óâñòâèòåëüíûõ ê òîêñèíó êëåòîê. Ïðåäïîëàãàåòñÿ, ÷òî îí îáëàäàåò ñâîéñòâîì ïðîòåàçû.

Òðàíñïîðò òîêñèíà ÷åðåç ïëàçìàòè÷åñêóþ ìåìáðàíó ìîæåò áûòü îñóùåñòâëåí 2 ïóòÿìè: àêòèâàòîðíàÿ ñóáüåäèíèöà ïðîíèêàåò ïðè ïîìîùè âåçèêóë, âêëþ÷àþùèõñÿ â ýíäîöèòîç èëè ïðîíèêíîâåíèå àêòèâàòîðíîé ñóáüåäèíèöû À èäåò ñ ïîìîùüþ ñïåöèàëüíûõ êàíàëîâ â ëèïèäíûõ äâóõñëîéíûõ ìåìáðàíàõ. Ýòè êàíàëû îáðàçóþòñÿ ñ ïîìîùüþ ãèäðîôîáíîãî ôðàãìåíòà Â.

 îñíîâå òîêñè÷åñêîãî äåéñòâèÿ äèôòåðèéíîãî òîêñèíà ëåæèò åãî ñïîñîáíîñòü ïîäàâëÿòü áèîñèíòåç áåëêà â ÷óâñòâèòåëüíûõ êëåòêàõ.

Äèôòåðèéíûé òîêñèí ñïåöèôè÷åñêè èíàêòèâèðóåò ôàêòîð ýëîíãàöèè — 2, êîòîðûé ñîåäèíÿåòñÿ ñ ðèáîñîìàìè è ó÷àñòâóåò â ýëîíãàöèè ïîëèïåïòèäíûõ öåïåé.

Íà ïåðâîì ýòàïå òîêñèí ãèäðîëèçóåò ÍÀÄ äî ÀÄÔ-ðèáîçû è íèêîòèíàìèäà, íà âòîðîì — ïåðåíîñèò ÀÄÔ — ðèáîçó íà EF-2. Ïðè ýòîì îáðàçîâàâøèéñÿ êîìïëåêñ ïîëíîñòüþ íåàêòèâåí.

Ïîä äåéñòâèåì ôîðìàëèíà â ìîëåêóëå òîêñèíà îáðàçóåòñÿ ìåòèëåíîâûé ìîñòèê, êîòîðûé ïðåïÿòñòâóåò äèññîöèàöèè òîêñèíà íà ôðàãìåíòû À è Â. Îñîáîå çíà÷åíèå èìåþò äåòåðìèíàíòû, ëîêàëèçîâàííûå íà Ñ — òåðìèíàëüíîì ó÷àñòêå ôðàãìåíòà Â. Îò íèõ çàâèñèò ïðèñîåäèíåíèå òîêñèíà ê êëåòî÷íîé ìåìáðàíå. Ïîýòîìó àíòèòåëà òîëüêî ïðîòèâ ýòîãî ó÷àñòêà ïîëíîñòüþ íåéòðàëèçóþò òîêñèí.

Äðóãèå òîêñèíû áàêòåðèé âûçûâàþùèå áëîê ñèíòåçà áåëêîâ.

Òàêæå êàê è ó êîðèíåáàêòåðèé ýêçîòîêñèí À Pseudomonas aeruginosa âûçûâàåò ÀÄÔ-ðèáîçèëèðîâàíèå ôàêòîðà ýëîíãàöèè 2 (EF-2), íàðóøàÿ ñèíòåç áåëêà.

Shigella dysenteriae ñåðîòèïà 1 è íåêîòîðûå äðóãèå êëèíè÷åñêè çíà÷èìûå áàêòåðèè, íàïðèìåð Stx-ïðîäóöèðóþùèå (Stx — Òîêñèí Øèãà) E.coli (ÅÍÅÑ [ýíòåðîãåìîððàãè÷åñêèå E.coli]), âûðàáàòûâàþò Stx-òîêñèíû (èëè âåðîòîêñèíû). Stx-òîêñèíû èíàêòèâèðóþò ðèáîñîìàëüíóþ ÐÍÊ, íàðóøàÿ åå âçàèìîäåéñòâèå ñ ôàêòîðàìè ýëëîíãàöèè. Ïîäàâëåíèå áåëêîâîãî ñèíòåçà äàííîé ãðóïïîé òîêñèíîâ ïðèâîäèò â êîíå÷íîì èòîãå ê ãèáåëè êëåòêè-ìèøåíè.

Stx-òîêñèíû ÿâëÿþòñÿ ìîùíûìè öèòîòîêñèíàìè è ìîãóò áûòü ðàçäåëåíû íà äâå ãðóïïû, îòëè÷àþùèåñÿ ïî àíòèãåííûì ñâîéñòâàì è èìåþùèå 50-60% ãîìîëîãèè: Stx=Stx-1 è Stx2-òîêñèíû. Stx-òîêñèí S.dysenteriae ñåðîòèïà 1 è Stx1-òîêñèí E.coli îòëè÷àþòñÿ òîëüêî îäíîé àìèíîêèñëîòîé. Ðàçëè÷íûå ìîäèôèêàöèè Stx2-òîêñèíîâ îáíàðóæåíû ó øòàììîâ E.coli. Õîòÿ Stx2-òîêñèí ðàññìàòðèâàåòñÿ â êà÷åñòâå ïðîòîòèïà ýòîé ãðóïïû, áûëè íàéäåíû ðàçëè÷íûå ìîäèôèêàöèè, îòëè÷àþùèåñÿ ïî àíòèãåííûì ñâîéñòâàì, ñòåïåíè ñðîäñòâà ê ðåöåïòîðàì è ñïîñîáíîñòè àêòèâèðîâàòüñÿ ïîä äåéñòâèåì èíòåñòèíàëüíîé ñëèçè. Íåêîòîðûå èç ïåðå÷èñëåííûõ ñâîéñòâ îáóñëîâëåíû ðàçëè÷èÿìè â îäíîì-äâóõ íóêëåîòèäàõ êîäèðóþùèõ ãåíîâ.

Ãåí stx ó S.dysenteriae âñåãäà ðàñïîëîæåí íà õðîìîñîìå, òîãäà êàê ãåíû, êîäèðóþùèå Stx1 è Stx2, ìîãóò âõîäèòü â ñîñòàâ áàêòåðèàëüíîé õðîìîñîìû èëè ãåíåòè÷åñêîãî ìàòåðèàëà ëèçîãåííûõ áàêòåðèîôàãîâ. Ãåíû, êîäèðóþùèå À è  ñóáúåäèíèöû Stx-òîêñèíîâ (stxA è stxB ñîîòâåòñòâåííî), îáúåäèíåíû â îïåðîí. Îïåðîí Stx/Stx1-òîêñèíîâ (íî íå Stx2) ñîäåðæèò îáëàñòü, îòâåòñòâåííóþ çà ðåãóëÿöèþ ýêñïðåññèè Stx- è Stx1-òîêñèíîâ, êîòîðàÿ â ñâîþ î÷åðåäü çàâèñèò îò íàëè÷èÿ èîíîâ æåëåçà. Íà ýêñïðåññèþ Stx2-òîêñèíà íå âëèÿþò íè íàëè÷èå æåëåçà, íè äðóãèå âíåøíèå ôàêòîðû. Îäíàêî êèøå÷íàÿ ñëèçü óñèëèâàåò àêòèâíîñòü íåêîòîðûõ ðàçíîâèäíîñòåé Stx2-òîêñèíà. Stx-òîêñèíû, íå ñïîñîáíû àêòèâíî âûäåëÿòüñÿ ÷åðåç ñòåíêó áàêòåðèàëüíîé êëåòêè. Ïðåäïîëàãàåòñÿ, ÷òî â äàííîì ñëó÷àå òîêñèí ïîïàäàåò âî âíåøíþþ ñðåäó ïðè ëèçèñå êëåòêè.

Stx-òîêñèíû èìåþò òèïè÷íóþ ÀÂ-ñòðóêòóðó, òî åñòü ôåðìåíòàòèâíî àêòèâíàÿ ñóáúåäèíèöà À íåêîâàëåíòíî ñâÿçàíà ñ ñóáúåäèíèöåé Â, íåïîñðåäñòâåííî âçàèìîäåéñòâóþùåé ñ ìèøåíüþ.

Ñóáúåäèíèöà À, îáëàäàþùàÿ ôåðìåíòàòèâíîé àêòèâíîñòüþ, äåéñòâóåò êàê N-ãëèêîçèäàçà, îòùåïëÿÿ åäèíè÷íûé àäåíèíîâûé îñòàòîê îò 28S ðèáîñîìàëüíîé ÐÍÊ. Ïîäîáíàÿ äåïóðèíèçàöèÿ â êîíå÷íîì èòîãå ïîäàâëÿåò ñèíòåç áåëêà â ïîðàæåííîé êëåòêå. Ïðè ýòîì ê äåéñòâèþ N-ãëèêîçèäàçû îäèíàêîâî ÷óâñòâèòåëüíû ðèáîñîìû ïðî- è ýóêàðèîò.

EHEC ëèøü íåäàâíî ïðèîáðåëà ñòàòóñ «ïðîáëåìíîãî» ìèêðîîðãàíèçìà ïîñëå âñïûøêè â 1983 ã. ãåìîððàãè÷åñêîãî êîëèòà, âûçâàííîãî óïîòðåáëåíèåì ãàìáóðãåðîâ, ïîäâåðãíóòûõ íåäîñòàòî÷íîé òåðìè÷åñêîé îáðàáîòêå. EHEC Î157:Í7 åæåãîäíî âûçûâàåò â ÑØÀ îêîëî 20 òûñ. ñëó÷àåâ ãåìîððàãè÷åñêîãî êîëèòà, òûñÿ÷ó ñëó÷àåâ ãåìîëèòèêî-óðåìè÷åñêîãî ñèíäðîìà è 100 ëåòàëüíûõ èñõîäîâ.

Источник: http://studopedia.ru/13_58562_difteriyniy-toksin.html

Corynebacterium diphtheriae продуцирует мощный экзотоксин — основной фактор патогенности. Нетоксигенные штаммы дифтерии не вызывают развитие заболевания. Б чистом виде токсин впервые получили ; Э. Ру и А. Иерсен (1888), что явилось решающим моментом для установления этиологической роли микроорганизма.

Токсин дифтерии проявляет все свойства экзотоксина (термолабильный, высокотоксичный, иммуногенный белок, нейтрализуемый антитоксической сывороткой). Нативный токсин — полипептид с Мг около 72 000; его образуют фрагменты А (проявляет ферментативную активность) и В (взаимодействует с клеточными рецепторами, облегчая проникновение фрагмента А). Клетки всех чувствительных организмов способны рецептировать В-фрагмент и поглощать молекулу посредством эндоцитоза. В кислой среде эндосом (фаголизосом) дисульфидные связи, объединяющие оба компонента, разрушаются, фрагмент В взаимодействует с мембраной эндосомы, облегчая проникновение фрагмента А в цитоплазму. Последний устойчив к денатурации и длительно сохраняется в цитозоле.

Механизм цитотоксического действия токсина дифтерии связан с модификацией белков через АТФ-рибозилирование. Подобным свойством обладают многие токсины, но лишь дифтерийный токсин и токсин A Pseudomonas aeruginosa имеют специфичную мишень — фактор элонгации 2 — трансферазу, ответственную за наращивание (элонгацию) полипептидной цепи на рибосоме.

Токсины дифтерии. Дифтерийный токсин

Дифтерийный токсин катализирует перенос АТФ-рибозы от цитоплазматического никотин-амиддинуклеотида (НАД) к фактору элонгации 2, приводя к АТФ-рибозилированию гистидиновых остатков в молекуле фактора с необратимым блокированием элонгации полипептидной цепи (то есть любого белкового синтеза). Немодифицированный фактор элонгации 2 образует комплекс с ГТФ и тРНК, связывающийся с мРНК в эукариотических клетках, после чего возможно встраивание аминокислот в синтезируемую белковую молекулу.

Токсин дифтерии ингибирует белковый синтез, в том числе и в миокарде, приводя к структурным и функциональным нарушениям, способным вызвать смерть больного. Результат действия токсина дифтерии на нервную ткань — демиелинизация нервных волокон, часто приводящая к параличам и парезам.

Способность к токсинообразованию дифтерийной палочки

Способность к токсинообразованию проявляют лишь лизогенные штаммы Corynebacterium diphtheriae, инфицированные бактериофагом (р-фаг), несущим ген fox, кодирующий структуру токсина дифтерии. Образование последнего наиболее выражено при вступлении бактериальной популяции в стадию отмирания. Переход умеренного фага в литическую форму мало влияет на синтез токсина.

Активность токсина дифтерии

1 ЕД Dim дифтерийного токсина равна наименьшей концентрации, убивающей морскую свинку массой 250 г на 4-5-е сутки (около 0,25-0,1 мкл). Для получения анатоксина (ослабленного нагреванием при 40 °С дифтерийного токсина) используют штамм PW-8 либо его варианты — «Массачусетс», «Торонто» и др.

Источник: http://meduniver.com/Medical/Microbiology/401.html

Дифтерия — острое инфекционное заболевание, вызываемое токсигенными штаммами коринебактерий дифтерии, которые называют бациллы Леффлера (BL).

Возбудитель дифтерии обладает значительной устойчивостью во внешней среде и незначительной летучестью.

Патогенные свойства BL связаны, главным образом, с выделением экзотоксина. По способности образовывать экзотоксин дифтерийные палочки делятся на ток- сигенные и нетоксигенные. Заболевание дифтерией могут вызвать только токсигенные штаммы.

Основной механизм передачи дифтерни воз,^^шо-ка- пельниш (реализуется аэрозолъньш, пьлевьш путем).

Возможна передача возбудителя контактным путем (через предметы, «третъи лица» ). Описаны «пищевые» вспышки, причиной которых были инфицированные молочные продукты.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  специфическая профилактика дифтерии

Инкубационный период при дифтерии непродолжительный (2-10 дней).

Типичные клинические признаки дифтерии:

— плотно спаяна с подлежащей тканъю;

— не растирается между предметнъши стеклами;

• интоксикация (в результате поступления экзотоксина в кровь);

• незначительные местная гиперемия и боль;

• постепенное, последовательное развитие симптомов дифтерийного крупа в течение 2-3 дней (при локализации процесса в дыхательных путях).

Клиническая картина дифтерии определяется локализацией процесса, степенью выраженности интоксикации. Наиболее часто у детей при дифтерии поражаются зев (различают локализованную, распространенную формы заболевания), дыхательные пути (развивается дифтерийный круп), реже — нос, поврежденная кожа, глаза, половые органы. При одновременном поражении двух и более органов диагностируется комбинированная форма дифтерии.

Токсическая форма дифтерии помимо выраженных симптомов интоксикации характеризуется развитием выраженного отека подкожной клетчатки. В зависимости от выраженности и распространенности отека различают три степени токсической дифтерии:

1 степень — отек шейной клетчатки достигает середины шеи;

2 степень — отек распространяется до ключиц;

3 степень — отек ниже ключиц распространяется на переднюю поверхность грудной клетки.

Поступление экзотоксина в кровь обусловливает развитие тяжелых осложнений: периферических парезов и параличей (чаще всего возникает паралич мягкого нёба), миокардита и нефроза. Указанные осложнения могут быть ранними (развиваются на фоне течения заболевания) и поздними (появляются через 1-3 недели от начала заболевания).

В процессе перенесенного заболевания в организме развивается антитоксический и^^упитет, но он нестойкий, предотвращает от заболевания лишь некоторое время. Повторные заболевания дифтерией возможны.

Основным методом специфической диагностики дифтерии является бактериологическое обследование на BL. При его проведении необходимо помнить:

— мазок берут на границе между здоровой и больной тканью;

— независимо от локализации фибринозной пленки — берут мазок из зева и носа.

Предварительный результат данного обследования сообщают через несколько часов, окончательный — через 48-72 часа (после изучения токсигенных свойств культуры).

Успех в лечении дифтерии зависит, главным образом, от своевременного введения противодифтерийной сыворотки (ПДС), так как она способна действовать только на токсин, циркулирующий в крови. На фиксированный в тканях токсин ПДС не действует!

Для предупреждения анафилактического шока первое введение сыворотки проводится по методу Безредко, т.е. поэтапно.

I этап — внутрикожно в сгибательную поверхность предплечья вводится 0,1 мл разведенной сыворотки (1:100) (следить 20 минут. При отрицательном результате папула на месте введения менее 1 см в диаметре).

II этап — подкожно в подлопаточную область или плечо вводится 0,1 мл неразведенной сыворотки (следить 30 минут за общим состоянием ребенка).

III этап — внутримышечно в верхне-наружный квадрант ягодицы вводится остальная избранная доза.

Введение сыворотки прекращается после исчезновения фибринозных налетов.

Одновременно с сывороткой назначаются антибиотики (пенициллин, эритромицин, дурацеф и др.).

Обязательно проводится детоксикационная, симптоматическая терапия.

2. Изоляция до клинического выздоровления + отрицательного результата бакобсле- дования.

3. Текущую дезинфекцию производят систематически, организуют масочный, хлорный режим при уходе за больным

4. После изоляции или выписки больного необходимо организовать проведение заключительной дезинфекции

2. Установить карантин на 7 дней (карантин можно снять при отсутствии новых случаев заболевания дифтерией)

3. Взять мазок из зева и носа на BL и провести мероприятия в зависимости от полученных результатов:

о трицательный- допустить в коллектив;

нетоксигенная папочка — провести санацию ЛОР-органов и допустить в коллектив;

токсигенное носи- тельство — госпитализировать

4. Установить наблюдение за контактными (термометрия, осмотр зева, кожных покровов и слизистых оболочек, учет симптомов интоксикации)

R2 и R3 проводятся АДС-анатоксином

Профилактика дифтерии включает организацию мероприятий с больными и контактными в случае выявления заболевания, установление бактерионосительства, обучение детей «дисциплине кашля», проведение санации ЛОР-органов, предупреждение скученности людей, внедрение в быт правил личной гигиены, регулярное проветривание помещений, организацию комплекса мероприятий, направленных на повышение неспецифического иммунитета ребенка.

Специфическая профилактика дифтерии, имеющая основное значение, заключается в проведении вакцинопрофилактики по схеме прививочного календаря.

Источник: http://medinfo.social/pediatriya_891/difteriya-49305.html

Под ред. проф. В. Н. Тимченко и проф. Л. В. Быстряковой, Инфекционные болезни у детей: Учебник для педиатрических факультетов , 2001

¦ Дифтерия (Diphtheria) — острое инфекционное заболевание, вызываемое токси- генными штаммами дифтерийной палочки, передающееся преимущественно воздушно-капельным путем и характеризующееся развитием фибринозного воспаления в месте входных ворот, синдромом интоксикации и осложнениями со стороны сердечно-сосудистой, нервной и мочевыделительной систем.
Исторические данные. Упоминания об этой инфекции встречаются в трудах Гиппократа, Гомера, Галена. Врачи I— II веков нашей эры описывали болезнь под названием «смертельная язва глотки», «удушающая болезнь», «петля удавленника». В XIX веке французский ученый Р. Bretonneau назвал данную инфекцию «дифтерит» (от греческого diphtheri- оп — пленка); A. Trousseau предложил термин «дифтерия», сохранившийся до наших дней.
Возбудителя дифтерии открыл Т. Klebs в 1883 г. Выделил культуру в чистом виде F. Leffler в 1884 г. В 1888 г. Roux и Jersen извлекли экзотоксин дифтерийного возбудителя, а в 1894 г. Behring приготовил антитоксическую противодифтерийную сыворотку (АПДС).
В изучении дифтерии можно выделить несколько этапов.

  1. э т а п — от древности до открытия антитоксической противодифтерийной сыворотки. Он характеризовался высокими показателями заболеваемости, летальности и смертности. Летальность составляла 70—80%, а при токсической форме заболевания достигала 100%.
  2. э т а п — со времени получения

АПДС до открытия Ramon дифтерийного анатоксина (1923 г.), предложенного для активной иммунизации. В результате введения в практику специфической терапии наблюдалось значительное снижение летальности, но заболеваемость по-прежнему оставалась высокой, составляя 200-300 на 100 тыс населения.

  1. э т а п — с момента введения активной иммунизации против дифтерии до настоящего времени.

В 1930—1932 гг. в СССР профессором Н. Ф. Здродовским впервые проведена массовая иммунизация против дифтерии. С 1940 г. иммунизация в нашей стране стала обязательной, в 50—60 гг. она широко внедрена в практику здравоохранения. Благодаря вакцинации показатель заболеваемости снизился до 87—93 на 100 тыс. населения, а в конце 70 гг. отмечались только спорадические случаи. В 1965—1976 гг. в Ленинграде не было выявлено ни одного больного дифтерией. С 1978 г., в связи с недостаточным вниманием к проведению прививок и снижением иммунной прослойки населения, произошла активизация эпидемического процесса; в 1993—1994 гг. зарегистрирована эпидемия дифтерии в России. В последующие годы наблюдалось существенное снижение заболеваемости данной инфекцией.
Этиология. Возбудитель дифтерии относится к роду Corynebacterium, который объединяет несколько видов, вызывающих заболевания у людей. Однако только Corynebacterium diphtheriae (С. dip- htheriae), обладающие токсигенностью, вызывают дифтерию. Патогенными для
человека возбудителями рода Corynebacte- rium также являются: С. enzimaticum, вызывающая абсцедирующую пневмонию;
С. pyogenes и С. haemoliticus — язвенно-некротические фарингиты, тонзиллиты, стоматиты, уретриты; С. xerosis — вялотекущие конъюнктивиты.
С. diphtheriae — грамположительные палочки, тонкие, длиной от 1 до 8 мкм, шириной 0,3—0,8 мкм, слегка изогнутые; в мазках бактерии чаще расположены под углом друг к другу, напоминая латинские буквы V или W. На концах имеются булавовидные утолщения (corine — греч. слово булава) за счет хорошо сформированных зерен волютина; при окраске по Нейссеру они окрашиваются в темно-синий, почти черный цвет, а бактериальные клетки — в светло-коричневый. Дифтерийные палочки неподвижные, имеют микрокапсулу, выявляемую при электронно-микроскопическом анализе ультратонких слоев. Антигенная структура включает: пептидо- полисахариды, полисахариды, белки и липиды. В поверхностных слоях клеточной стенки обнаружен корд-фактор, способствующий адгезии коринебактерий.
Дифтерийные палочки продуцируют экзотоксин, относящийся к сильнодействующим бактериальным токсинам. Дифтерийный токсин — белок с молекулярной массой в 62—63 кД, при мягком гидролизе распадается на две фракции (А и Б). Токсин А (термолабильная фракция) — в культуре ткани вызывает цитотоксический эффект; токсин В (термостабильная фракция) — является рецепторносвязывающей частью, способствующей проникновению токсина А в клетку. Способность продуцировать токсин связана с наличием в цитоплазме особого фага (1ох+-фага). Имеется предположение, что С. diphtheriae могут приобретать токсигенность при заражении 1ох+-фагами стрептококков и стафилококков. Этот феномен превращения не- токсигенных штаммов коринебактерий в токсигенные получил название лизогенной фаговой конверсии. Однако в естественных условиях лизогенная конверсия фага происходит довольно редко.
В процессе жизнедеятельности дифтерийные бактерии, кроме экзотоксина, продуцируют нейраминидазу, гиалурони- дазу, некротизирующий диффузный фактор и др. Фермент цистиназа позволяет дифференцировать дифтерийные бактерии от других видов коринебактерий и дифтероидов.
В лабораторных условиях для получения роста коринебактерий используют кровяной агар, теллуритовый агар. Среды с добавлением теллурита калия или теллу- рита натрия (среды Клауберга) являются элективными; через 24—48 ч формируются колонии С. diphtheriae черного цвета, выделяющиеся на красном фоне среды.
По культурально-биохимическим свойствам дифтерийные палочки подразделяют натри биовара:gravis, mitis, intermedius. Взаимосвязи между тяжестью дифтерии и биоварами возбудителя в настоящее время не отмечается. Коринебактерий имеют разнообразные серологические варианты и подварианты (фаговары).
Дифтерийные бактерии устойчивы во внешней среде: в дифтерийной пленке, капельках слюны, на игрушках, дверных ручках сохраняются до 15 дней, в воде и молоке выживают до 6—20 дней, на предметах остаются жизнеспособными без снижения патогенных свойств до бмес. При кипячении гибнут в течение 1 мин, в 10% растворе перекиси водорода — через 3 мин, чувствительны к действию дезинфицирующих средств (хлорамина, фенола, сулемы), многих антибиотиков (эритромицина, рифампицина, пенициллина и др.).
Эпидемиология. Истогником инфекции является больной дифтерией человек и носитель токсигенных штаммов дифтерийных палочек. Особую эпидемическую опасность представляют больные атипичными формами дифтерии.
Механизм передаги — капельный. Основной путь передаги — воздушно-капельный (заражение происходит при кашле, чихании, разговоре). Возможен контактно-бытовой путь передачи (через игрушки, книги, белье, посуду); в редких случаях — пищевой путь (через инфицированные продукты, особенно молоко, сметану, кремы).
Восприимгивость людей к дифтерии определяется уровнем антитоксического иммунитета. Содержание в крови 0,03—0,09 МЕ/мл специфических антител обеспечивает некоторую степень защиты, 0,1 МЕ/мл и выше является защитным уровнем.
Индекс контагиозности — 10—20%.
Заболеваемость. До введения активной иммунизации против дифтерии болели преимущественно дети до 14 лет, реже — старшего возраста. При широком охвате детей активной иммунизацией увеличилась заболеваемость среди взрослого населения. Во время последней эпидемии дифтерии в нашей стране заболеваемость регистрировалась во всех возрастных группах (дети раннего возраста, дошкольники, школьники, подростки и взрослые). Причины возникновения эпидемии: низкий уровень охвата прививками детей, особенно первых лет жизни; поздние сроки начала иммунизации; увеличение интервалов между ревакцинациями; нестойкий грунд-иммунитет за счет широкого применения АДС-М анатоксина; низкий уровень привитости взрослого населения; отсутствие настороженности врачей всех специальностей в отношении дифтерии.
Сезонность’, наибольшее число заболеваний регистрируется в осенне-зимний период.
Периодигность: до введения массовой активной иммунизации отмечались периодические подъемы заболеваемости (через 5—8 лет). В настоящее время периодические подъемы отсутствуют.
Иммунитет после перенесенной дифтерии нестойкий.
Летальность составляет 3,8% (среди детей раннего возраста — до 20%).
Патогенез. Входными воротами являются слизистые оболочки зева, носа, реже — гортани, трахеи, глаз, половых органов и поврежденные участки кожи. В месте внедрения возбудителя происходит его размножение, выделяется экзотоксин, развиваются воспалительные изменения. Под действием некротоксина (составной части экзотоксина) возникает некроз поверхностного эпителия, замедление кровотока. Некротоксин вызывает снижение болевой чувствительности. Гиалуронида- за повышает проницаемость стенок кровеносных сосудов, что способствует выходу фибриногена в окружающие ткани. Под влиянием тромбокиназы, освобождающейся при некрозе эпителия, активизируется переход фибриногена в фибрин. Формируются фибринозные пленки, являющиеся характерным признаком дифтерии различной локализации.
Слизистая оболочка ротоглотки покрыта многослойным плоским эпителием, поэтому образующаяся здесь фибринозная пленка прочно спаяна с подлежащими тканями (дифтеритигеский характер воспаления). При попытке снять пленку возникает кровоточивость. Там, где слизистая оболочка покрыта однослойным цилиндрическим эпителием (гортань, трахея), пленка легко снимается и отторгается в виде слепков (крупозный характер воспаления).
Дифтерийный экзотоксин быстро всасывается, попадает в лимфатические пути и кровь. Выраженная токсинемия приводит к развитию токсических форм заболевания и возникновению токсических осложнений у больных с дифтеритиче- ским характером воспаления.
При крупозном воспалении (в гортани) токсические формы не развиваются вследствие незначительного количества всасываемого экзотоксина. Тяжесть обусловлена степенью стеноза, в патогенезе которого ведущая роль принадлежит фиб

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  анализ на дифтерию

ринозным пленкам, рефлекторному спазму мышц гортани и отеку слизистой оболочки.
Токсинемия при дифтерии обусловлена специфическим дифтерийным экзотоксином и продуктами распада окружающих тканей. Фракция В дифтерийного экзотоксина адсорбируется рецепторами клеточных мембран, вызывая образование каналов для проникновения в клетку A-фракции. Именно A-фракция экзотоксина способна вытеснять из клеточных структур цитохром В, блокируя в них процессы клеточного дыхания, и ингибировать синтез клеточного белка, вызывая гибель клеток. Торможение синтеза белка происходит путем инактивации фермента пептидилтрансферазы II, что придает дифтерийному экзотоксину свойства клеточного яда. Происходит нарушение функций различных органов и систем (почек, надпочечников, сердечно-сосудистой, нервной системы и др.).
У больных токсической дифтерией уже в ранние сроки заболевания (1—3-й день) возможно поражение надпочечников: кратковременная гиперфункция сменяется выраженной гипофункцией с развитием инфекционно-токсического шока.
Наряду с острой надпочечниковой недостаточностью, при токсической дифтерии возможна смерть детей на ранних сроках болезни (3—5-й день) в результате остановки сердца. В этих случаях отсутствуют дегенеративные изменения мышечных волокон сердца. Вероятными механизмами остановки сердца являются экстракардиальные нарушения — вегетативная дистония с преобладанием парасимпатического влияния на сердечную деятельность и трансмембранные нарушения распределения ионов (К+, Са++, Mg^). в дальнейшем дифтерийный экзотоксин поражает миокардиоциты и сосуды сердца.
В результате действия нейрами- нидазы развиваются дифтерийные полинейропатии. Наиболее часто наблюдаются поражения периферических нервов, имеющие демиелинизирующий характер. В основе процесса демиели- низации — угнетение дифтерийным экзотоксином синтеза белка в олигоден- дроцитах.
Следовательно, ведущая роль в патогенезе дифтерии отводится экзотоксину, а клинические проявления обусловлены местным и общим его действием. Однако у некоторых больных с выраженным снижением иммунитета в течение 5—6 дней возможна бактериемия.
Патоморфология. После летальных исходов, наступающих в первые сутки заболевания, на секционном материале обнаруживают обширные некрозы и расстройство кровообращения в корковом слое надпочечников.
При гистологическом исследовании выявляют паренхиматозную дистрофию и выраженный периваскулярный отек миокарда. При летальных исходах на 10-12-й день болезни обнаруживают паренхиматозное перерождение мышечных волокон вплоть до полного миолиза и глыбчатого распада. В более поздние сроки заболевания возможно жировое перерождение миокарда с последующей деструкцией мио- фибрилл и формированием диффузного склероза.
Изменения в головном мозге гипоксического генеза проявляются некробиозом клеток коры, периваскулярным отеком, а при токсической дифтерии — набуханием мозга.
При тяжелой форме дифтерии в ранние сроки поражаются почки, преимущественно, тубуло-интерстициальная ткань. Патогистологические изменения: воспалительный отек, лимфоцитарная инфильтрация интерстициальной ткани, дистрофия эпителиальных клеток проксимальных и дистальных канальцев.
Клиническая картина. Инкубационный период продолжается от 2 до 7 дней.
Проявления дифтерии настолько разнообразны, что до XIX века отдельные ее клинические формы считались различными заболеваниями.
Однако существуют общие признаки, присущие дифтерийному процессу, независимо от его локализации и тяжести болезни.
Классификация дифтерии.
По типу:

  1. Типичные.
  2. Атипичные:
  • катаральная;
  • бактерионосительство.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  амоксициллин при дифтерии

По локализации:

  1. Дифтерия частой локализации:
  • зева (ротоглотки);
  • гортани;
  • носа.
  1. Дифтерия редкой локализации:
  • глаза;
  • наружных половых органов;
  • кожи;
  • уха;
  • внутренних органов.

По распространенности:

  1. Локализованная.
  2. Распространенная.

По согетанности:

  1. Изолированная.
  2. Комбинированная.

По последовательности поражения:

  1. Первичная.
  2. Вторичная.

По токсигности:

  1. Нетоксическая.
  2. Токсическая.

По тяжести:

  1. Легкая форма.
  2. Среднетяжелая форма.
  3. Тяжелая форма.

По тегению (по характеру):

  1. Гладкое.
  2. Негладкое:
  • с осложнениями;
  • с наслоением вторичной инфекции;
  • с обострением хронических заболеваний.

Признаки дифтерийного процесса.

  1. Специфическим для дифтерии является фибринозное воспаление, которое клинически проявляется образованием пленки серовато-белого цвета («слоновой кости»), возвышающейся над пораженной поверхностью. Пленка имеет довольно четкие границы, как бы «наползает» на неизмененные слизистые оболочки (участки кожи), может повторять форму небных миндалин, выстилая не только вогнутые их части, но и покрывая выступающие. Она прочно спаяна с подлежащими тканями (при дифтеритическом воспалении), снимается с трудом, оставляя кровоточащую поверхность (симптом «кровавой росы»). Между предметными стеклами не растирается, тонет в воде.
  2. Другие признаки воспаления выражены незнагительно: боль в области местного процесса слабая или умеренная, гиперемия окружающих тканей неяркая, в зеве — застойного характера. Регионарные лимфатические узлы увеличенные, уплотненные, малоболезненные; спонтанные боли отсутствуют.
  3. Своеобразная температура тела: обычно в пределах 37,5—38,5° С (при токсических формах может повышаться до 39° С и выше), но держится на таких цифрах всего несколько дней и снижается до нормы задолго до ликвидации местных изменений.
  4. Степень общей интоксикации соответствует, как правило, велигине местной го процесса: чем более выражена фибринозная пленка, тем сильнее признаки интоксикации. Интоксикация при дифтерии проявляется вялостью, подавленностью, адинамией, бледностью кожи.
  5. Динамигностъ процесса: без введения антитоксической противодифтерийной сыворотки налет в первые дни болезни быстро увеличивается в размерах и утолщается. При введении АПДС наблюдается положительная динамика — снижение интоксикации, быстрое уменьшение и исчезновение налетов. При токсических формах, особенно при позднем введении АПДС, может происходить увеличение налета и отека в первые 1—2 дня от начала специфической терапии.

Дифтерия зева (ротоглотки) — наиболее часто встречающаяся форма (99%) как до введения активной иммунизации, так и в последующие годы.

Источник: http://www.med24info.com/books/infekcionnye-bolezni-u-detey-uchebnik-dlya-pediatricheskih-fakultetov/difteriya-22492.html

Дифтерия – инфекционное заболевание острого течения, которое характеризуется глубокой интоксикацией организма с поражением сердечно-сосудистой, а также нервной систем, и очень сильным местным очагом воспаления с фибринозным налётом на поверхности поражения. Чаще всего возникает дифтерия у детей классификация клиника диагностика в настоящее время уточнены и систематизированы.

Источником заражения являются больные люди, а также бактерионосители, что случается в 90% случаев заболеваний. Дифтерия распространяется воздушно-капельным путём, а также воздушно-пылевым путём, контактно-бытовым, алиментарным путями.

К дифтерии прививается антитоксический иммунитет, и восприимчивость различных людей обусловлена его наличием или отсутствием. Для дифтерии характерны вспышки заболевания осенью или зимой.

Дифтерия проникает в организм больного в большинстве случаев через слизистую оболочку полости рта и горла, реже – через слизистые гортани, конъюнктив, носа, половых органов, через раневую поверхность, кожу.

Бактерии, проникая на слизистые оболочки, стремительно размножаются, образуя обширные колонии, и, в процессе своей жизнедеятельности выделяют в организм человека экзотоксин, отравляющий как местные ткани, так и организм в целом. Этот экзотоксин и характеризует всю тяжесть заболевания дифтерия.

Как правило, очаг поражения дифтерией местно ограничен, микробы за пределы этой ткани не выходят, и патологического воздействия на весь организм больного не оказывают. Интоксикация больного происходит не вследствие массивного заселения микробами, а вследствие отравления продуктами их жизнедеятельности – экзотоксинами.

Экзотоксин дифтерии – сложное вещество, состоящее из нескольких фракций, каждая фракция экзотоксина обладает своим токсичным избирательным действием.

1. Гиалуронидаза – уничтожает гиалуроновую кислоту в капиллярах, повышая проницаемость капилляров, и, как следствие, жидкая часть крови выходит из капилляров в ткани.

2. Некротоксин – Из-за этого вещества местно развивается сильный некроз, превращая фибриноген в фибрин, и, как следствие, на ткани поражения образуется фибринная плёнка.

3. Дифтерийный истинный токсин – блокирует в клетках процесс клеточного дыхания, синтез молекул белка. Страдают первыми от дифтерийного истинного токсина мышца сердца, капилляры, нервные клетки.

Дифтерия у детей – классификация

1. Дифтерия зева. Может быть атипичной формы (то есть, катаральной), или типичной формы. В 92% случаев дифтерия зева находится на миндалинах – локализованная форма. Может быть плёнчатой, островчатой формы.

Дифтерия зева может быть распространённой, и находиться также за пределами миндалин.

Дифтерия зева может быть токсической и быть 1, 2, 3 степени токсичности, а также субтоксической или гипертоксической.

2. Дифтерия гортани, или истинный круп. Может быть локализованной формы и затрагивать только гортань, или распространенной формы и затрагивать также бронхи и трахею.

3. Редкие формы дифтерии – глаза, кожи, половых органов, носа и т.д.

Дифтерия у детей – клиника, диагностика

Дифтерия зева начинается острым или постепенным нарушением самочувствия больного. Лихорадка длится до пяти суток, но когда температура тела уже нормализуется, инфекция продолжает развиваться и прогрессировать.

У больного наблюдается сильная интоксикация – вялость, бледность, сонливость, боли и тяжесть в голове, тошнота и рвота.

Воспаление горла не даёт такой сильной боли при глотании, как ангина, и это является главным дифференциальным признаком дифтерии. В горле больного наблюдается очаг поражения синюшного оттенка, с фибринозным налётом, отёком миндалин.

Фибринозный налёт возвышается над поражённой тканью. Впервые дни заболевания дифтерией налёт имеет белый цвет, затем становится серым, желтоватым. Налёт очень плотно спаян с подлежащими тканями, и с трудом снимается. Снять его можно только пинцетом, на вид он имеет вид очень плотной плёнчатой ткани.

Дифтерия зева локализованная имеет налёт исключительно на миндалинах больного. Через неделю от начала заболевания все проявления дифтерии исчезают, или дифтерия переходит в более тяжёлую стадию с осложнениями.

Дифтерия зева токсическая начинается остро или постепенно, всегда имеет очень тяжёлое течение и угрожает жизни больного. В горле больного наблюдаются сильно увеличенные миндалины синюшного цвета с налётом, которые перекрывают всё горло больного. У больного отмечается высокая температура тела, сильная интоксикация, одышка.

Дифтерия гортани из-за отсутствия клетчатки не даёт клинической картины лихорадки и сильной интоксикации. Как правило, эта форма дифтерии характеризуется немного повышенной температурой тела.

Главный метод диагностики дифтерии состоит в бактериологическом посеве слизи из носоглотки, зева.

Дифтерия подлежит лечению исключительно в условиях инфекционного стационара, в изолированном боксе. Главная задача лечения – нейтрализовать дифтерийный токсин, для этого больному вводят противодифтерийную сыворотку.

Основным методом профилактики всего населения является вакцинация всего населения против дифтерии.

Детям с самого раннего возраста назначают прививки АКДС по схеме.

Важное условие профилактики дифтерии – выявление больных и носителей бактерии дифтерии среди непривитого населения, изоляция и лечение больных дифтерией и носителей коринебактерий в инфекционном стационаре, со строгой изоляцией.

При любом подозрении на дифтерию у человека берут образцы слизи из носоглотки и зева для бактериального посева в лаборатории, этот же анализ проводят в скрининговом порядке при поступлении детей в детское учреждение, у беременных, работников пищеблоков, детских учреждений и т.д.

Дифтерия у детей классификация клиника диагностика заболевания не вызывает затруднений, при любых подозрениях на заболевание больного помещают в инфекционный стационар для обследования.

Источник: http://www.vashaibolit.ru/906-difteriya-u-detej-klassifikaciya-klinika-diagnostika.html

Ссылка на основную публикацию