Дифтерия

дифтерия штаммы

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ВОЗБУДИТЕЛЯ ДИФТЕРИИ:

А. грамм-положительная бактерия,

Б. относится к микобактериям,

В. основной фактор патогенности – экзотоксин,

Г. болезнь вызывают только токсигенные штаммы,

Д. длительно сохраняется на различных предметах.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ВОЗБУДИТЕЛИ ЗАБОЛЕВАНИЙ, ПРОТЕКАЮЩИХ С СИНДРОМ ТОНЗИЛЛИТА.

А. гемолитический стрептококк,

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ ОБ ЭПИДЕМИОЛОГИИ ДИФТЕРИИ.

А. источником возбудителя инфекции являются больные дифтерией,

Б. основным источником возбудителя инфекции являются носители токсигенных штаммов возбудителя,

В. носители нетоксигенных штаммов возбудителя являются дополнительным источником инфекции,

Г. основными путями передачи инфекции являются воздушно-капельный и воздушно-пылевой,

Д. восприимчивость зависит от уровня антитоксического иммунитета.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ПРИ ДИФТЕРИИ ПРОТЕКТИВНЫЙ ИММУНИТЕТ:

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ПАТОГЕНЕЗЕ ДИФТЕРИИ:

А. основная роль в патогенезе болезни принадлежит действию экзотоксина,

Б. на слизистой оболочке и кожных покровах в месте внедрения возбудителя образуется фибринозная пленка,

В. поражения сердца и нервной системы, обусловленные токсином, определяют тяжесть течения болезни,

Г. важным звеном патогенеза является бактериемия,

Д. в результате перенесенной болезни формируется антитоксический иммунитет.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ВОЗМОЖНЫХ ЛОКАЛИЗАЦИЯХ ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА ПРИ ДИФТЕРИИ:

Б. дыхательные пути,

Г. наружные половые органы,

Д. мочевыводящие пути.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ВОЗМОЖНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ПАТОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА ПРИ ДИФТЕРИИ.

В. паренхиматозные органы,

Г. оболочки мозга,

Д. полость матки.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ПРИ ДИФТЕРИИ ПОРАЖАЮТСЯ:

А. органы дыхания,

Б. нервная система,

Д. тонкий и толстый кишечник.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ХАРАКТЕР ПОРАЖЕНИЯ МИНДАЛИН ПРИ ЛОКАЛИЗОВАННОЙ ФОРМЕ ДИФТЕРИИ РОТОГЛОТКИ:

А. гнойные фолликулы на миндалинах,

Б. гнойные наложения в лакунах,

В. язвенно-некротический процесс,

Г. фибринозные наложения в виде пленок и островков,

Д. катаральные изменения.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ХАРАКТЕРНЫЕ ПРИЗНАКИ ДИФТЕРИЙНОЙ ПЛЕНКИ:

А. не спаяна с подлежащей тканью,

Б. между стеклами легко растирается,

В. легко снимается шпателем,

Д. желтого цвета.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ДИФТЕРИЙНАЯ ПЛЕНКА:

А. спаяна с подлежащей тканью,

Б. растворяется в воде,

В. при снятии кровоточит,

Г. серовато-белого цвета,

Д. не растирается на шпателе.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННОЙ ФОРМОЙ ДИФТЕРИИ ЯВЛЯЕТСЯ:

А. локализованная ротоглотки,

Б. токсическая ротоглотки,

В. распространенная ротоглотки,

Г. дыхательных путей,

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. СИМПТОМЫ ИНТОКСИКАЦИИ ПРИ ЛОКАЛИЗОВАННОЙ ДИФТЕРИИ:

А. лихорадка до 38-39?С,

Б. сильная головная боль,

В. нарастают к концу 1-й недели,

Г. слабо выражены,

Д. длятся до 10 дней.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ НАЛЕТОВ ПРИ ДИФТЕРИИ РОТОГЛОТКИ:

А. имеют грязно-серую негомогенную окраску,

Б. могут распространяться за пределы миндалин,

В. с трудом снимаются шпателем,

Г. расположены на некротизированной слизистой оболочке.

Д. тонут, не растворяясь в воде.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ РАСПРОСТРАНЕННОЙ ФОРМЫ ДИФТЕРИИ:

А. отек слизистой ротоглотки,

Б. отек подкожной клетчатки шеи в подчелюстной области,

В. расположение фибринозных налетов на миндалинах и на слизистой оболочке ротоглотки,

Г. расположение фибринозных налетов только на миндалинах,

Д. яркая гиперемия слизистой ротоглотки.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ОСНОВНЫМ КЛИНИЧЕСКИМ ПРИЗНАКОМ ТОКСИЧЕСКОЙ ДИФТЕРИИ ЯВЛЯЕТСЯ:

А. распространение налетов за пределы миндалин,

Б. увеличение регионарных лимфоузлов,

В. отек подкожной клетчатки шеи,

Г. поражение других отделов верхних дыхательных путей,

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ПРИЗНАКИ ДИФТЕРИЙНОГО КРУПА:

А. учащение дыхания,

В. экспираторная одышка,

Д. пленчатый налет на голосовых связках.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О КРИТЕРИЯХ ТЯЖЕСТИ ПРИ ДИФТЕРИИ РОТОГЛОТКИ:

А. выраженность интоксикационного синдрома,

Б. расстройство сознания,

В. распространенность отека мягких тканей,

Г. выраженность гемодинамических нарушений,

Д. наличие и выраженность геморрагического синдрома.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ ОБ ОСНОВНЫХ СИМПТОМАХ ДИФТЕРИИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ:

А. лихорадка до 39-40?С и резкая интоксикация,

Б. грубый «лающий кашель»

Г. затрудненный вдох,

Д. втяжение межреберной, над- и подключичных впадин на вдохе.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ДЛЯ ДИФТЕРИЙНОГО КРУПА У ВЗРОСЛЫХ ХАРАКТЕРНО:

Б. постепенное развитие стеноза,

В. пленчатые налеты на голосовых связках,

Д. слабо выраженная интоксикация.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О НАИБОЛЕЕ РАННЕМ ПРИЗНАКЕ РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ МИОКАРДИОПАТИИ ПРИ ДИФТЕРИИ:

А. субъективные признаки поражения сердца,

Б. увеличение размеров сердца (перкуторно, рентгенологически),

В. нарушение проводимости по данным ЭКГ,

Г. повышение активности в крови кардиоспецифических ферментов,

Д. появление гемодинамических нарушенией.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ХАРАКТЕРНЫМ ОСЛОЖНЕНИЕМ ТОКСИЧЕСКИЙ ДИФТЕРИИ ЯВЛЯЕТСЯ:

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ХАРАКТЕРНЫХ ОСЛОЖНЕНИЯХ ТОКСИЧЕСКОЙ ДИФТЕРИИ:

А. токсическая миокардиопатия,

Б. токсическая полинейропатия,

В. токсический гепатит,

Г. токсическая нефропатия,

Д. инфекционно-токсический шок.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ДИАГНОСТИКИ ДИФТЕРИИ:

А. ведущий диагностический симптом – наличие фибринозных пленок на поверхности слизистых оболочек или кожи,

Б. выделение любого штамма дифтерийной палочки из очага поражения достаточно для подтверждения диагноза,

В. для подтверждения диагноза необходимо выделение токсигенного штамма возбудителя,

Г. серологические методы диагностики имеют второстепенное значение,

Д. наличие в крови больного высоких титров антитоксина (1:160) исключает тяжелые формы дифтерии.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ПРИ НАЛИЧИИ ОСТРОГО ТОНЗИЛЛИТА С НАЛЕТАМИ НА МИНДАЛИНАХ, ИНТОКСИКАЦИЕЙ, ЛИХОРАДКОЙ МОЖНО ПРЕДПОЛОЖИТЬ:

А. дифтерию ротоглотки,

В. ангину Симановского-Венсана,

Г. инфекционный мононуклеоз,

Д. аденовирусную инфекцию.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ. ДИАГНОЗ ДИФТЕРИИ УСТАНАВЛИВАЮТ:

А. на основании клинических данных,

Б. на основании исследований парных сывороток в РСК,

В. на основании эпидемиологических данных,

Г. на основании бактериологического исследования мазков с пораженных слизистых данных,

Д. на основании определения токсичности выделенного штамма коринебактерии.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ЛЕЧЕНИИ ДИФТЕРИИ ПРОТИВОДИФТЕРИЙНОЙ СЫВОРОТКОЙ:

А. сыворотка эффективна только при введении в первые дни болезни,

Б. в тяжелых случаях сыворотку приходится вводить даже при наличии противопоказаний,

В. доза сыворотки определяется тяжестью течения болезни,

Г. дозу сыворотки обычно рассчитывают на 1 кг массы больного,

Д. при повторном введении высоких доз сыворотки чаще наблюдается развитие сывороточной болезни.

УКАЖИТЕ ПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ЛЕЧЕНИИ ДИФТЕРИИ ПРОТИВОДИФТЕРИЙНОЙ СЫВОРОТКОЙ:

А. сыворотку следует вводить немедленно на дому при подозрении на дифтерию,

Б. сыворотку следует вводить только при получении бактериологического подтверждения диагноза дифтерии,

В. в легких и среднетяжелых случаях при наличии противопоказаний можно воздержаться от введения сыворотки,

Г. эффективность сыворотки прямо пропорциональная ее дозе,

Д. сыворотка эффективна для лечения специфических осложнений дифтерии.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ЛЕЧЕНИИ ДИФТЕРИИ ДЫХАТЕЛЬНЫХ ПУТЕЙ:

А. обязательно раннее введение противодифтерийной сыворотки,

Б. антибиотики играют вспомогательную роль,

В. показано применение антигистаминных препаратов,

Г. необходима оксигенотерапия, по показаниям искусственная вентиляция легких,

Д. в легких случаях можно ограничиться введением сыворотки на дому.

УКАЖИТЕ НЕПРАВИЛЬНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ О ПРОФИЛАКТИКЕ ДИФТЕРИИ:

А. больные и носители токсигенных штаммов подлежат изоляции,

Б. изоляция носителей токсигенных штаммов возможна на дому,

В. главное место в профилактике отводится иммунизации,

Г. иммунизация эффективна, если иммунная прослойка достигает 80% населения,

Д. при проведении вакцинации учитываются противопоказания, подтвержденные медицинскими документами.

/ Часная микробиология / chast-microb-1.2.3zan / частная микробиология 1 / занятие 4(дифт кокл) / дифтерия

Тема 11. Коринебактерии. Дифтерийная палочка.

1. Понятие о патогенных и условно-патогенных коринебактериях

Возбудитель дифтерии относится к широко распространенной в природе группе так называемых коринеформных бактерий (бактерии неправильной формы или от греч. булава), к роду Corynebacterium.

род Corynebacteriumвключает в себя большое количество видов, которые делятся на 3 группы;

Коринебактерии – паразиты человека и животных

Коринебактерии — патогенные для растений

Коринебактерии – непатогенные, нормальные обитатели кожи, слизистых зева, носоглотки, глаз, дыхательных путей, уретры и половых органов.

2. Биологические признаки дифтерийных палочек.

Тинкториальные и морфологические свойс­тва. С. diphtheriae — тонкие, слегка изогну­тые или прямые грамположительные палочки размером от 1+6×0,3-8-0,8 мкм. Они утолщены на концах за счет наличия зерен волютина (зерен Бабеша—Эрнста) на одном или обоих полюсах клетки, что придает им вид булавы или булавки. Благодаря зернам волютина, со­стоящим из полифосфатов, для С. diphtheriae характерно неравномерное окрашивание кле­ток, так как зерна волютина воспринимают любой анилиновый краситель более интен­сивно, чем цитоплазма клетки, и вследствие присущей им метахромазии приобретают не­обычный цвет. Зерна волютина легко выявля­ются при окраске препаратов метиленовым синим по Леффлеру, а также при окраске по Нейссеру в виде гранул темно-синего или си­не-черного цвета соответственно. Они резко контрастируют с бледно-синим или светло-коричневым фоном микробной клетки. При окраске по Граму зерна волютина выявить не удается. При люминесцентной микроскопии окрашиваются корифосфином в оранжево-красный цвет, в то время как тела бактерий — в желто-зеленый цвет.

Дифтерийная палочка не обладает кислото-устойчивостью, неподвижна, спор и капсул не образует; имеет микрокапсулу с входящим в ее состав корд-фактором. Клеточная стенка у С. diphtheriae имеет сложное строение. Она со­стоит из биоматериала, уложенного в 9 слоев, и содержит вещества пептидополисахаридной природы, в состав которых входят галактоза, манноза, арабиноза. Как и микобактерии, со­держат в составе клеточной стенки большое количество липидов, в том числе некислотоустой­чивые коринеформные миколовые кислоты.

Для С. diphtheriae характерен полиморфизм размеров и формы. Благодаря разламываю­щему механизму деления, клетки не расхо­дятся и располагаются в мазках под углом, напоминая латинские буквы L, X, V, Y или растопыренные пальцы рук, за что их называ­ют «булавовидными двукрылками». Наличие поверхностных липидов способствует обра­зованию скоплений плотно прилегающих в результате спонтанной агглютинации пало­чек, напоминающих «свалявшуюся шерсть в войлоке» или «пакет булавок». В культуре одного и того же штамма наряду с типичными длинными, изогнутыми и изящными палоч­ками можно обнаружить короткие, толстые, с вздутиями на одном или обоих концах клетки, а также карликовые, гигантские или ветвящи­еся нитевидные клетки. Полиморфизм чаще выявляют при культивировании на искус­ственных питательных средах, содержащих большое количество сывороточных белков, что способствует несбалансированному росту бактерий. Данные микроорганизмы образуют также фильтрующиеся и L-формы бактерий.

Полиморфизм С. diphtheriae, их взаиморас­положение, наличие зерен волютина по по­люсам имеют дифференциально-диагности­ческое значение при проведении идентифика­ции. Коринеформные бактерии, обитающие на коже и слизистых оболочках, располага­ются в микропрепаратах в виде равномерно­го частокола; зерен волютина не имеют или содержат их в большом количестве.

Культуральные и биохимические свойства. Возбудитель дифтерии относится к факультативным анаэробам, культивируется при 37 °С, оптимум рН — 7,4—8,0. Гетеротроф. В отличие от коринеформных бактерий, С. diphtheriae на простых питательных средах не растет, так как не продуцирует эндопротеазы, способные расщеплять нативные белки до аминокислот; аминокислоты усваиваются ими только из продуктов гидролиза белков — пептонов. Оптимальные среды для культиви­рования С. diphtheriae должны содержать ами­нокислоты, органические источники энергии,источники Mg ++ , Cu ++ , Ca ++ , витамины, кровь или сыворотку. Питательная ценность пос­ледних обусловлена наличием в них факторов роста (правовращающая молочная кислота, никотиновая и пимелиновая кислоты), а не нативных белков, которые данный микроб не расщепляет. К стимуляторам роста относится также олеиновая кислота.

Для выделения С. diphtheriae из патоло­гического материала применяется свернутая кровяная сыворотка как таковая (электив­ная среда Ру) или с добавлением сахарного бульона (элективная среда Ру—Леффлера – 3 части бычьей сыворотки + 1 часть сахарного бульона), а также кровяной агар, кровяной теллуритовый агар (среда Клауберга II), хинозольная среда Бучина, цистин-теллурит-сывороточ-ная среда Тинсдаля—Садыковой. На электив­ных средах возбудитель дифтерии опережает в росте банальную микрофлору и через 8—14 ч вырастает в виде изолированных точечных, выпуклых желтовато-кремовых колоний с гладкой или слегка зернистой поверхностью. Колонии не сливаются, вследствие чего они имеют вид шагреневой кожи. На теллури-товых средах С. diphtheriae растут медленно (в течение 24—48 ч) в виде черных или черно-серых колоний в результате восстановления теллурита до металлического теллура, кото­рый накапливается внутри бактерий в виде кристаллов. Возбудитель дифтерии устойчив к высоким концентрациям теллурита калия или натрия, ингибирующим рост сопутству­ющей микрофлоры. На среде Бучина через 24—48 ч на месте роста колоний С. diphtheriae среда приобретает фиолетовый цвет, а коло­нии окрашиваются в синий цвет. На среде Тинсдаля—Садыковой С. diphtheriae образуют серые или темно-коричневые колонии, окру­женные темно-коричневым ореолом, кото­рый специфичен для возбудителя дифтерии.

В отличие от коринеформных бактерий, возбудитель дифтерии, относясь к факульта­тивным анаэробам, растет в глубине столбика с сахарного агара. Коринеформные бактерии образуют поверхностный налет, так как явля­ются облигатными аэробами.

Возбудитель дифтерии обладает высокой ферментативной активностью. Все штаммы С. diphtheriae ферментируют глюкозу и маль­тозу с образованием кислоты и не разлагаютсахарозу, лактозу и маннит, восстанавливают нитриты в нитраты (за исключением биова­ра belfanti), что свидетельствует о наличии нитратредуктазы, не продуцируют уреазу и не образуют индол.

Отсутствие способности ферментировать сахарозу и разлагать мочевину (отрицатель­ная проба Закса, цвет бульона с мочевиной и феноловым красным не изменяется) являет­ся важным дифференциально-диагностическим признаком, отличающим С. diphtheriae от микробов-«близнецов».

Другим важным дифференциально-диагнос­тическим признаком является способность С. diphtheriae продуцировать фермент цистиназу, расщепляющую цистин или цистеин до сероводорода, который, реагируя с ук­суснокислым свинцом, вызывает почернение столбика сывороточного агара в результате образования в нем сернистого свинца (по­ложительная проба Пизу) или образование коричневых ореолов на цистин-теллурит-сы-вороточной среде Тинсдаля—Садыковой.

С. diphtheriae образует также каталазу, сукцинатдегидрогеназу, внеклеточную ДНКазу, нейраминидазу, гиалуронидазу и другие фер­менты.

Возбудитель дифтерии не однороден по культуральным и биохимическим свойс­твам. В соответствии с рекомендациями Европейского регионального бюро ВОЗ вид С. diphtheriae подразделяют на 4 биовара: gravis, mitis, intermediusw belfanti, что важно с эпи­демиологической точки зрения.

Обязательным и наиболее стабильным при­знаком является тест на крахмал. По этому показателю все возбудители дифтерии де­лятся на два биовара: gravis (грубый) и mitis (тонкий). Все штаммы, не ферментирующие крахмал, относятся к биовару mitis.

Антигенная структура. С. diphtheriae по ан­тигенной структуре также не однородны. Их серологическая неоднородность обусловлена поверхностными термолабильными серовароспецифическими К-антигенами (белками), а также видовыми и межвидовыми термоста­бильными липидными и полисахаридными фракциями О-антигенов, расположенных в глубине клеточной стенки. С помощью сы­вороток к К-антигену С. diphtheriae разделяют на серовары (около 58). Наиболее сложен в антигенном отношении биовар mitis, вклю­чающий 40 сероваров, в то время как био­вар gravis состоит из 14 сероваров. Единой Международной схемы серотипирования С. diphtheriae не существует. В отечественной практике для определения серовара приме­няют развернутую реакцию агглютинации с типовыми неадсорбироваными дифтерий­ными агглютинирующими сыворотками.

Антигенная изменчивость обуславливает вариабельность и слабую напряженность ан­тибактериального иммунитета.

Фаготипирование. Более четкую внутриви­довую идентификацию С. diphtheriae можно получить с помощью фаготипирования.

С. diphtheriae образуют также корицины, обладающие узким спектром действия. Их синтезируют как токсигенные, так и не токсигенные штаммы. Гены, кодирующие синтез корицинов, передаются плазмидами.

В настоящее время для идентификации применяют полимеразную цепную реакцию и рестрикционный анализ.

Факторы патогенности. Основными факто­рами патогенности возбудителей дифтерии яв­ляются поверхностные структуры липидной и белковой природы, к которым относится корд-фактор, вместе с К-антигенами и коринеформными некислотоустойчивыми миколовыми кислотами входящий в состав микрокап­сулы, ферменты и токсины. Поверхностные структуры способствуют адгезии микробов в месте входных ворот инфекции, препятствуютфагоцитозу бактерий, оказывают токсическое воздействие на клетки макроорганизма, разру­шают митохондрии.

С. diphtheriae образуют ферменты агрессии и инвазии: нейраминидазу и N-ацетилней-рамиатлиазу, гиалуронидазу, а также гемо­лизин и дермонекротоксин. Нейраминидаза и N-ацетилнейрамиатлиаза действуют на эстафетной основе, обеспечивая бактерии энергетическим сырьем. Нейраминидаза от­щепляет N-ацетилнейраминовую кислоту от гликопротеинов слизи и поверхности клеток, а лиаза расщепляет ее на пируват и N-ацетил-маннозамин. Пируват служит готовым источ­ником энергии, стимулируя рост С. diphthe­riae. Одним из последствий действия гиалуро-нидазы является повышение проницаемости кровеносных сосудов и выход плазмы за их пределы, что ведет к отеку окружающих тка­ней. Некротоксин вызывает некроз клеток в месте локализации возбудителя. Вышедший за пределы сосудов фибриноген плазмы, кон­тактируя с тромбокиназой некротизирован-ных клеток макроорганизма, превращается в фибрин, что и является сущностью диф-теритического воспаления. Находясь внутри дифтеритической пленки С. diphtheriae на­ходят отличную защиту от действия эффек­торов иммунной системы макроорганизма и антибиотиков. Размножаясь, они образуют в большом количестве основной фактор патогенностидифтерийный гистотоксин.

Дифтерийный гистотоксин синтезируется в ви­де единой полипептидной цепи (протоксина), А- и В-фрагменты которой в интактной моле­куле соединены дисульфидными мостиками. Протоксин активируется под действием протеолитических ферментов и тиоловых соедине­ний, что ведет к образованию бифункциональ­ной А—В-структуры токсина. Ограниченный протеолиз происходит под действием протеаз как самого микроба, так и сопутствующей мик­рофлоры либо под действием протеаз макроор­ганизма. Восстановление дисульфидных групп в сульфгидрильные ведет к завершению фраг-ментирования цепи, но расхождение образо­вавшихся фрагментов А и В происходит только после контакта с рецепторами чувствительной клетки. Таким образом, рецепторы связывают дифтерийный гистотоксин исключительно винтактном состоянии его молекулы. Фрагмент В отвечает за специфическое взаимодействие со специфическими ганглиозидными рецептора­ми клетки и участвует в образовании транспорт­ного канала для фрагмента А. Активированный фрагмент А отвечает за токсичность. Попав в цитозоль эукариотической клетки, он становит­ся недосягаемым для действия антитоксических антител, которые через мембрану клетки не проникают. Внутри пораженных клеток фраг­мент А обладает ферментативной активностью. Он относится к АДФ-рибозил-трансферазам, переносящим АДФ-рибозу, отщепляемую от НАД + с одновременным освобождением ни-котинамида, на акцепторные белки-мишени. Дифтерийный гистотоксин вызывает АДФ-ри-бозилирование фактора элонгации EF-2 (транс-феразы 2), необходимого для построения пеп­тидных цепей на рибосомах эукариотической клетки. Блокада функциональной активности фермента ведет к нарушению синтеза белка на стадии элонгации и гибели клеток в результате некроза. Прокариотические клетки нечувстви­тельны к действию дифтерийного гистотоксина, так как используют другой фактор элонга­ции (EF-6).

Д ифтерийный гистотоксин оказываетсвое специфическое блокирующее воздейс­твие на синтез белка в органах, наиболее интенсивно снабженных кровью: сердечно­сосудистая система, миокард, периферичес­кая и ЦНС, почки и надпочечники.

Но эта специфичность действия дифтерий­ного гистотоксина относительна, так как он может проникать в клетки не только через поровый канал, а также путем рецепторного эндоцитоза, но и путем пиноцитоза, активируясь внутри клетки. При высоких концент­рациях все три механизма его проникновения в клетку имеют место, поэтому он может по­ражать любые клетки.

С. diphtheriae не однородны по токсигенным свойствам и делятся на токсигенные и нетоксигенные штаммы. Признак токсигенности для данного вида не является обязательным. Заболевание вызывают только токсигенные штаммы С. diphtheriae. При этом все биовары возбудителя образуют токсин, идентичный по своим антигенным свойствам и механиз­му действия. Способность к токсинообразованию проявляют лишь лизогенные штам­мы С. diphtheriae, содержащие умеренный конвертирующий профаг в своем геноме (бета-фаг), несущий tox-ген, ответственный за синтез токсина. Нетоксигенные штаммы не вызывают диф­терии, хотя способны длительно персистировать в респираторном тракте человека. Лизогенезация нетоксигенных штаммов конвертирующим фагом преврашает их в токсигенные бактерии. Коринефаги интегрируют в хромосому коринебактерий с помощью механизма сайт-специфической рекомбинации

Из лабораторных животных к дифтерийно­му гистотоксину чувствительны морские свин­ки, кролики, обезьяны, а также собаки, кош­ки, цыплята и голуби. Экспериментальных моделей, на которых можно воспроизвести не только токсикоз, но и дифтерийную ин­фекцию со всеми стадиями инфекционного процесса, не существует. Определение токсигенности С. diphtheriae проводят также на куриных эмбрионах и культурах клеток.

Устойчивость в окружающей среде. Благодаря наличию липидов, С. diphtheriae обладают значи­тельной устойчивостью к воздействию факторов окружающей среды. В капельках слюны, при­липших к стенкам стакана, на ручках дверей и детских игрушках они могут сохраняться до 15 дней. Выживаемость их на предметах окружа­ющей среды может достигать 5,5 месяцев и не сопровождаться утратой или снижением виру­лентности. Данные микроорганизмы размножа­ются в молоке. Это имеет эпидемиологическое значение. К числу неблагоприятных факторов, действующих на С. diphtheriae, относятся прямые солнечные лучи, высокая температура и хими­ческие агенты. При кипячении С. diphtheriae погибают в течение 1 мин, в 10% растворе пере­киси водорода — через 3 мин, в 5% карболовой кислоте и 50—60% алкоголе — через 1 мин.

В отличие от микроба, дифтерийный гистотоксин очень неустойчив в окружающей среде и легко разрушается при нагревании, действии света, окислении.

Эпидемиология, патогенез и клинические про­явления заболевания. Дифтерия относится к антропонозным заболеваниям. В естествен­ных условиях ею болеет только человек, не обладающий устойчивостью к возбудителю и антитоксическим иммунитетом Заболевание имеет повсеместное распространение. Для заболеваемости дифтерией характерна сезонность. Наибольшее количес­тво больных наблюдается во второй полови­не сентября, в октябре и ноябре. Наиболее восприимчивы к данному заболеванию дети ясельного и школьного возраста. Среди взрос­лых к профессиональной группе повышенно­го риска относятся работники общественного питания и торговли, школ, детских дошколь­ных и медицинских учреждений.

Источником инфекции при дифтерии явля­ются больные и носители токсигенных штам­мов С. diphtheriae. Больной эпидемиологичес­ки опасен в течение всего периода заболева­ния, так как даже в период выздоровления он может выделять токсигенные штаммы бак­терий в окружающую среду. Среди больных наибольшее эпидемическое значение имеют лица с локализацией процесса в верхних ды­хательных путях, поскольку они наиболее ин­тенсивно выделяют микробов в окружающую среду. Большая часть заболеваний возникает в результате заражения от носителей токси­генных штаммов.

Механизм заражения и пути передачи. аэрозольный ме­ханизм заражения является основным. Ведущая роль принадлежит воздушно-капельному пути передачи инфекции. Благодаря устойчивости возбудителя в окружающей среде, определенное значение в передаче инфекции имеют воздушно-пылевой и контактно-бытовой пути передачи. Последний путь передачи определяет спорадическое воз­никновение редких форм дифтерии с экстра-фарингеальной локализацией, когда возбудитель передается инфицированными через предметы общего пользования (полотенца, игрушки, но­совые платки) руками. Попадание юзбудителя в молоко, где он активно размножается, обуслав­ливает алиментарный путь передачи инфекции.

При дифтерии кожи и ран имеют место контак­тный и трансмиссивный (чаще в тропиках) пути передачи.

Патогенез и клинические проявления забо­левания. Входными воротами инфекции слу­жат слизистые оболочки ротоглотки (небные миндалины и окружающие их ткани), носа, гортани, трахеи, а также слизистые оболоч­ки глаз и половых органов, поврежденные кожные покровы, раневая или ожоговая по­верхность, опрелости, незажившая пупочная ранка. Наиболее часто встречается дифтерия ротоглотки (90—95 %), чему способствуют воздушно-капельный путь передачи, тропизм микробов к слизистой оболочке и барьерная функция лимфоидного глоточного кольца.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  сколько раз делают прививку от дифтерии

Инкубационный период при дифтерии — от 2 до 10 дней. Начало заболевания в легких случаях постепенное, в тяжелых — острое. Температура повышается до 38—40 °С. По па­тогенезу дифтерия относится к токсинемическим инфекциям.

Начальным этапом инфекционного процесса является адгезия микроба в месте входных ворот инфекции за счет поверхностных структур бак­териальной клетки (корд-фактор и коринеформные миколовые кислоты) и их колонизация. Размножаясь в месте входных ворот инфекции, С. diphtheriae образует дифтерийный гистотоксин, который оказывает местное воздействие на клетки тканей, а также поступает в кровь, что ве­дет к возникновению токсинемии. При наличии антитоксического иммунитета процесс может ограничиться легкой формой заболевания или формированием бактерионосительства.

В области входных ворот инфекции разви­вается воспалительная реакция, сопровождаю­щаяся некрозом эпителиальных клеток, оте­ком и выходом фибриногена из сосудистого русла в окружающие ткани и превращением его в фибрин под действием тромбокиназы, освободившейся при некрозе эпителиальных клеток. Это ведет к образованию налетов бе­лого цвета с сероватым или желтоватым оттен­ком, содержащих большое количество микробов, продуцирующих токсин. Фибринозная пленка — характерный признак дифтерии. Фибринозное воспаление при дифтерии может быть дифтерическим или крупозным.

Д ифтерическое воспаление возникает наслизистых оболочках с многослойным плос­ким эпителием (ротоглотка, надгортанник, голосовые связки, некоторые отделы полос­ти носа), все клетки которого прочно свя­заны как между собой, так и с подлежащей соединительнотканной основой. В таком случае фибринозная пленка плотно спаяна с подлежащей тканью и не снимается там­поном при осмотре. При попытке сделать это слизистая оболочка кровоточит.

П ри дифтерии ротоглотки, помимо из­менения нёбных миндалин, отмечается отек окружающих мягких тканей и увели­чение регионарных лимфатических узлов. Патологический процесс может распростра­няться как в вышележащие отделы, поражая слизистую оболочку носа и среднего уха, так и в нижележащие отделы.

К рупозное воспаление возникает при лока­лизации патологического процесса в дыха­тельных путях (гортань, трахея и бронхи), где слизистые оболочки содержат железы, вы­деляющие слизь и покрытые однослойным цилиндрическим эпителием. Здесь фибри­нозная пленка располагается поверхностно и легко отделяется от подлежащих тканей.

В связи с легкостью отторжения поврежден­ных тканей, содержащих микробы, токсичес­ких форм дифтерии при таких поражениях не возникает. Такие больные часто откашливают целые слепки из различных отделов дыхатель­ных путей. При распространении процесса из ротоглотки вниз по дыхательным путям в виде нисходящего крупа (от шотл. croak кар­канье) крупозное воспаление последователь­но захватывает трахею и бронхиальное дерево до его мельчайших разветвлений, что ведет к развитию асфиксии.

Локализация процесса при дифтерии опреде­ляется входными воротами инфекции. Помимо поражения ротоглотки, возможно возникнове­ние дифтерии носа, гортани, трахеи, глаз, уха, половых органов у девочек, дифтерия кожи и ран. При одновременном поражении двух и более органов диагностируется комбиниро­ванная форма дифтерии. Клинические формы дифтерии также разнообразны — от локали­зованных до распространенных токсических форм, гипертоксических форм и дифтерий­ного крупа. Наиболее тяжело протекает гипер­токсическая форма дифтерии, которая может привести к смерти в течение первых суток. В благоприятных случаях заболевание заканчи­вается полным выздоровлением.

Особенности иммунитета. После перенесен­ного заболевания формируется длительный и напряженный гуморальный антитоксический иммунитет. Особое значение имеет образова­ние антител к фрагменту В. Они нейтрализу­ют дифтерийный гистотоксин, предупреждая прикрепление последнего к клетке. Наличие же антитоксического иммунитета не препятствует формированию носительства токсигенных штаммов С. diphtheriae.

Для оценки уровня противодифтерийного иммунитета ранее широко применялась про Шика.С этой целью детям внутрикожно вводилась доза токсина, при отсутствии антитоксического иммунитета через 24-48 ч на месте введения появлялась краснота и припухлость более 1 см.

Микробиологическая диагностика дифтерии. Основным является бактериологический метод диагностики. Цель данного метода заключает­ся в выделении чистой культуры. Бактериологическому обследованию в обязательном порядке подвер­гаются все больные ангинами, а также больные с подозрением на дифтерию. Материалом для исследования служат слизь и пленки из очагов воспаления, а также секрет из очагов патоло­гического процесса. Сбор материала необхо­димо проводить в течение 3—4 ч (не позже 12 ч) с момента обращения больного. Для взятия материала используют сухие ватные тампоны, если посев будет проведен не позднее 2—Зч после сбора материала. При транспортировке материала на дальние расстояния можно ис­пользовать тампоны, предварительно смочен­ные 5% раствором глицерина. При исследова­нии на дифтерию во всех случаях, в том числе и при экстрафарингеальной локализации, ма­териал для исследования берут раздельными тампонами одновременно из зева и носа, а при необходимости — из других мест локализа­ции воспаления. Посев делают раздельно на поверхность одной из рекомендованных инс­трукцией сред. Бактериологическая лабора­тория через 48 ч выдает ответ об отсутствии в анализах С. diphtheriae или, в случае наличия положительных результатов исследования на токсигенность (не более 6 колоний) и про­бы на цистиназу, о выделении токсигенных штаммов С. diphtheriae.

Различают 3 вида показаний к проведению бактериологических исследований на дифте­рию:

диагностическое обследование детей и взрослых с острыми воспалительными явле­ниями в носоглотке, особенно при подозре­нии на дифтерию;

по эпидемическим показаниям обсле­дуют детей и взрослых, бывших в контакте с источником инфекции;

с профилактической целью обследуют лиц, вновь поступающих в детские дома, шко­лы-интернаты, специальные учреждения.

Ввиду полиморфизма возбудителя (от мел­ких до крупных, сегментированных и бочко­образных форм), бактериоскопический метод диагностики дифтерии как самостоятельный диагностический метод не применяется, но может быть проведен по просьбе врача.

Вспомогательное значение для ретроспективной диагностики, оценки антитоксического иммунитета у отдельных лиц или всего коллектива, дифференци­ации заболевания дифтерией от других заболеваний или носительства токсигенных штаммов С. diphtheriae имеют серологические методы диагностики. В большинстве случаев дифтерия развивается только у лиц, не имеющих антитоксина в сыворотке крови, или у лиц с низкими его концентрациями (

Источник: http://teremok1.ru/difterija-shtammy/

Тема 11. Коринебактерии. Дифтерийная палочка.

1. Понятие о патогенных и условно-патогенных коринебактериях

Возбудитель дифтерии относится к широко распространенной в природе группе так называемых коринеформных бактерий (бактерии неправильной формы или от греч. булава), к роду Corynebacterium.

род Corynebacteriumвключает в себя большое количество видов, которые делятся на 3 группы;

Коринебактерии – паразиты человека и животных

Коринебактерии — патогенные для растений

Коринебактерии – непатогенные, нормальные обитатели кожи, слизистых зева, носоглотки, глаз, дыхательных путей, уретры и половых органов.

2. Биологические признаки дифтерийных палочек.

Тинкториальные и морфологические свойс­тва. С. diphtheriae — тонкие, слегка изогну­тые или прямые грамположительные палочки размером от 1+6×0,3-8-0,8 мкм. Они утолщены на концах за счет наличия зерен волютина (зерен Бабеша—Эрнста) на одном или обоих полюсах клетки, что придает им вид булавы или булавки. Благодаря зернам волютина, со­стоящим из полифосфатов, для С. diphtheriae характерно неравномерное окрашивание кле­ток, так как зерна волютина воспринимают любой анилиновый краситель более интен­сивно, чем цитоплазма клетки, и вследствие присущей им метахромазии приобретают не­обычный цвет. Зерна волютина легко выявля­ются при окраске препаратов метиленовым синим по Леффлеру, а также при окраске по Нейссеру в виде гранул темно-синего или си­не-черного цвета соответственно. Они резко контрастируют с бледно-синим или светло-коричневым фоном микробной клетки. При окраске по Граму зерна волютина выявить не удается. При люминесцентной микроскопии окрашиваются корифосфином в оранжево-красный цвет, в то время как тела бактерий — в желто-зеленый цвет.

Дифтерийная палочка не обладает кислото-устойчивостью, неподвижна, спор и капсул не образует; имеет микрокапсулу с входящим в ее состав корд-фактором. Клеточная стенка у С. diphtheriae имеет сложное строение. Она со­стоит из биоматериала, уложенного в 9 слоев, и содержит вещества пептидополисахаридной природы, в состав которых входят галактоза, манноза, арабиноза. Как и микобактерии, со­держат в составе клеточной стенки большое количество липидов, в том числе некислотоустой­чивые коринеформные миколовые кислоты.

Для С. diphtheriae характерен полиморфизм размеров и формы. Благодаря разламываю­щему механизму деления, клетки не расхо­дятся и располагаются в мазках под углом, напоминая латинские буквы L, X, V, Y или растопыренные пальцы рук, за что их называ­ют «булавовидными двукрылками». Наличие поверхностных липидов способствует обра­зованию скоплений плотно прилегающих в результате спонтанной агглютинации пало­чек, напоминающих «свалявшуюся шерсть в войлоке» или «пакет булавок». В культуре одного и того же штамма наряду с типичными длинными, изогнутыми и изящными палоч­ками можно обнаружить короткие, толстые, с вздутиями на одном или обоих концах клетки, а также карликовые, гигантские или ветвящи­еся нитевидные клетки. Полиморфизм чаще выявляют при культивировании на искус­ственных питательных средах, содержащих большое количество сывороточных белков, что способствует несбалансированному росту бактерий. Данные микроорганизмы образуют также фильтрующиеся и L-формы бактерий.

Полиморфизм С. diphtheriae, их взаиморас­положение, наличие зерен волютина по по­люсам имеют дифференциально-диагности­ческое значение при проведении идентифика­ции. Коринеформные бактерии, обитающие на коже и слизистых оболочках, располага­ются в микропрепаратах в виде равномерно­го частокола; зерен волютина не имеют или содержат их в большом количестве.

Культуральные и биохимические свойства. Возбудитель дифтерии относится к факультативным анаэробам, культивируется при 37 °С, оптимум рН — 7,4—8,0. Гетеротроф. В отличие от коринеформных бактерий, С. diphtheriae на простых питательных средах не растет, так как не продуцирует эндопротеазы, способные расщеплять нативные белки до аминокислот; аминокислоты усваиваются ими только из продуктов гидролиза белков — пептонов. Оптимальные среды для культиви­рования С. diphtheriae должны содержать ами­нокислоты, органические источники энергии,источники Mg ++ , Cu ++ , Ca ++ , витамины, кровь или сыворотку. Питательная ценность пос­ледних обусловлена наличием в них факторов роста (правовращающая молочная кислота, никотиновая и пимелиновая кислоты), а не нативных белков, которые данный микроб не расщепляет. К стимуляторам роста относится также олеиновая кислота.

Для выделения С. diphtheriae из патоло­гического материала применяется свернутая кровяная сыворотка как таковая (электив­ная среда Ру) или с добавлением сахарного бульона (элективная среда Ру—Леффлера – 3 части бычьей сыворотки + 1 часть сахарного бульона), а также кровяной агар, кровяной теллуритовый агар (среда Клауберга II), хинозольная среда Бучина, цистин-теллурит-сывороточ-ная среда Тинсдаля—Садыковой. На электив­ных средах возбудитель дифтерии опережает в росте банальную микрофлору и через 8—14 ч вырастает в виде изолированных точечных, выпуклых желтовато-кремовых колоний с гладкой или слегка зернистой поверхностью. Колонии не сливаются, вследствие чего они имеют вид шагреневой кожи. На теллури-товых средах С. diphtheriae растут медленно (в течение 24—48 ч) в виде черных или черно-серых колоний в результате восстановления теллурита до металлического теллура, кото­рый накапливается внутри бактерий в виде кристаллов. Возбудитель дифтерии устойчив к высоким концентрациям теллурита калия или натрия, ингибирующим рост сопутству­ющей микрофлоры. На среде Бучина через 24—48 ч на месте роста колоний С. diphtheriae среда приобретает фиолетовый цвет, а коло­нии окрашиваются в синий цвет. На среде Тинсдаля—Садыковой С. diphtheriae образуют серые или темно-коричневые колонии, окру­женные темно-коричневым ореолом, кото­рый специфичен для возбудителя дифтерии.

В отличие от коринеформных бактерий, возбудитель дифтерии, относясь к факульта­тивным анаэробам, растет в глубине столбика с сахарного агара. Коринеформные бактерии образуют поверхностный налет, так как явля­ются облигатными аэробами.

Возбудитель дифтерии обладает высокой ферментативной активностью. Все штаммы С. diphtheriae ферментируют глюкозу и маль­тозу с образованием кислоты и не разлагаютсахарозу, лактозу и маннит, восстанавливают нитриты в нитраты (за исключением биова­ра belfanti), что свидетельствует о наличии нитратредуктазы, не продуцируют уреазу и не образуют индол.

Отсутствие способности ферментировать сахарозу и разлагать мочевину (отрицатель­ная проба Закса, цвет бульона с мочевиной и феноловым красным не изменяется) являет­ся важным дифференциально-диагностическим признаком, отличающим С. diphtheriae от микробов-«близнецов».

Другим важным дифференциально-диагнос­тическим признаком является способность С. diphtheriae продуцировать фермент цистиназу, расщепляющую цистин или цистеин до сероводорода, который, реагируя с ук­суснокислым свинцом, вызывает почернение столбика сывороточного агара в результате образования в нем сернистого свинца (по­ложительная проба Пизу) или образование коричневых ореолов на цистин-теллурит-сы-вороточной среде Тинсдаля—Садыковой.

С. diphtheriae образует также каталазу, сукцинатдегидрогеназу, внеклеточную ДНКазу, нейраминидазу, гиалуронидазу и другие фер­менты.

Возбудитель дифтерии не однороден по культуральным и биохимическим свойс­твам. В соответствии с рекомендациями Европейского регионального бюро ВОЗ вид С. diphtheriae подразделяют на 4 биовара: gravis, mitis, intermediusw belfanti, что важно с эпи­демиологической точки зрения.

Обязательным и наиболее стабильным при­знаком является тест на крахмал. По этому показателю все возбудители дифтерии де­лятся на два биовара: gravis (грубый) и mitis (тонкий). Все штаммы, не ферментирующие крахмал, относятся к биовару mitis.

Антигенная структура. С. diphtheriae по ан­тигенной структуре также не однородны. Их серологическая неоднородность обусловлена поверхностными термолабильными серовароспецифическими К-антигенами (белками), а также видовыми и межвидовыми термоста­бильными липидными и полисахаридными фракциями О-антигенов, расположенных в глубине клеточной стенки. С помощью сы­вороток к К-антигену С. diphtheriae разделяют на серовары (около 58). Наиболее сложен в антигенном отношении биовар mitis, вклю­чающий 40 сероваров, в то время как био­вар gravis состоит из 14 сероваров. Единой Международной схемы серотипирования С. diphtheriae не существует. В отечественной практике для определения серовара приме­няют развернутую реакцию агглютинации с типовыми неадсорбироваными дифтерий­ными агглютинирующими сыворотками.

Антигенная изменчивость обуславливает вариабельность и слабую напряженность ан­тибактериального иммунитета.

Фаготипирование. Более четкую внутриви­довую идентификацию С. diphtheriae можно получить с помощью фаготипирования.

С. diphtheriae образуют также корицины, обладающие узким спектром действия. Их синтезируют как токсигенные, так и не токсигенные штаммы. Гены, кодирующие синтез корицинов, передаются плазмидами.

В настоящее время для идентификации применяют полимеразную цепную реакцию и рестрикционный анализ.

Факторы патогенности. Основными факто­рами патогенности возбудителей дифтерии яв­ляются поверхностные структуры липидной и белковой природы, к которым относится корд-фактор, вместе с К-антигенами и коринеформными некислотоустойчивыми миколовыми кислотами входящий в состав микрокап­сулы, ферменты и токсины. Поверхностные структуры способствуют адгезии микробов в месте входных ворот инфекции, препятствуютфагоцитозу бактерий, оказывают токсическое воздействие на клетки макроорганизма, разру­шают митохондрии.

С. diphtheriae образуют ферменты агрессии и инвазии: нейраминидазу и N-ацетилней-рамиатлиазу, гиалуронидазу, а также гемо­лизин и дермонекротоксин. Нейраминидаза и N-ацетилнейрамиатлиаза действуют на эстафетной основе, обеспечивая бактерии энергетическим сырьем. Нейраминидаза от­щепляет N-ацетилнейраминовую кислоту от гликопротеинов слизи и поверхности клеток, а лиаза расщепляет ее на пируват и N-ацетил-маннозамин. Пируват служит готовым источ­ником энергии, стимулируя рост С. diphthe­riae. Одним из последствий действия гиалуро-нидазы является повышение проницаемости кровеносных сосудов и выход плазмы за их пределы, что ведет к отеку окружающих тка­ней. Некротоксин вызывает некроз клеток в месте локализации возбудителя. Вышедший за пределы сосудов фибриноген плазмы, кон­тактируя с тромбокиназой некротизирован-ных клеток макроорганизма, превращается в фибрин, что и является сущностью диф-теритического воспаления. Находясь внутри дифтеритической пленки С. diphtheriae на­ходят отличную защиту от действия эффек­торов иммунной системы макроорганизма и антибиотиков. Размножаясь, они образуют в большом количестве основной фактор патогенностидифтерийный гистотоксин.

Дифтерийный гистотоксин синтезируется в ви­де единой полипептидной цепи (протоксина), А- и В-фрагменты которой в интактной моле­куле соединены дисульфидными мостиками. Протоксин активируется под действием протеолитических ферментов и тиоловых соедине­ний, что ведет к образованию бифункциональ­ной А—В-структуры токсина. Ограниченный протеолиз происходит под действием протеаз как самого микроба, так и сопутствующей мик­рофлоры либо под действием протеаз макроор­ганизма. Восстановление дисульфидных групп в сульфгидрильные ведет к завершению фраг-ментирования цепи, но расхождение образо­вавшихся фрагментов А и В происходит только после контакта с рецепторами чувствительной клетки. Таким образом, рецепторы связывают дифтерийный гистотоксин исключительно винтактном состоянии его молекулы. Фрагмент В отвечает за специфическое взаимодействие со специфическими ганглиозидными рецептора­ми клетки и участвует в образовании транспорт­ного канала для фрагмента А. Активированный фрагмент А отвечает за токсичность. Попав в цитозоль эукариотической клетки, он становит­ся недосягаемым для действия антитоксических антител, которые через мембрану клетки не проникают. Внутри пораженных клеток фраг­мент А обладает ферментативной активностью. Он относится к АДФ-рибозил-трансферазам, переносящим АДФ-рибозу, отщепляемую от НАД + с одновременным освобождением ни-котинамида, на акцепторные белки-мишени. Дифтерийный гистотоксин вызывает АДФ-ри-бозилирование фактора элонгации EF-2 (транс-феразы 2), необходимого для построения пеп­тидных цепей на рибосомах эукариотической клетки. Блокада функциональной активности фермента ведет к нарушению синтеза белка на стадии элонгации и гибели клеток в результате некроза. Прокариотические клетки нечувстви­тельны к действию дифтерийного гистотоксина, так как используют другой фактор элонга­ции (EF-6).

Д ифтерийный гистотоксин оказываетсвое специфическое блокирующее воздейс­твие на синтез белка в органах, наиболее интенсивно снабженных кровью: сердечно­сосудистая система, миокард, периферичес­кая и ЦНС, почки и надпочечники.

Но эта специфичность действия дифтерий­ного гистотоксина относительна, так как он может проникать в клетки не только через поровый канал, а также путем рецепторного эндоцитоза, но и путем пиноцитоза, активируясь внутри клетки. При высоких концент­рациях все три механизма его проникновения в клетку имеют место, поэтому он может по­ражать любые клетки.

С. diphtheriae не однородны по токсигенным свойствам и делятся на токсигенные и нетоксигенные штаммы. Признак токсигенности для данного вида не является обязательным. Заболевание вызывают только токсигенные штаммы С. diphtheriae. При этом все биовары возбудителя образуют токсин, идентичный по своим антигенным свойствам и механиз­му действия. Способность к токсинообразованию проявляют лишь лизогенные штам­мы С. diphtheriae, содержащие умеренный конвертирующий профаг в своем геноме (бета-фаг), несущий tox-ген, ответственный за синтез токсина. Нетоксигенные штаммы не вызывают диф­терии, хотя способны длительно персистировать в респираторном тракте человека. Лизогенезация нетоксигенных штаммов конвертирующим фагом преврашает их в токсигенные бактерии. Коринефаги интегрируют в хромосому коринебактерий с помощью механизма сайт-специфической рекомбинации

Из лабораторных животных к дифтерийно­му гистотоксину чувствительны морские свин­ки, кролики, обезьяны, а также собаки, кош­ки, цыплята и голуби. Экспериментальных моделей, на которых можно воспроизвести не только токсикоз, но и дифтерийную ин­фекцию со всеми стадиями инфекционного процесса, не существует. Определение токсигенности С. diphtheriae проводят также на куриных эмбрионах и культурах клеток.

Устойчивость в окружающей среде. Благодаря наличию липидов, С. diphtheriae обладают значи­тельной устойчивостью к воздействию факторов окружающей среды. В капельках слюны, при­липших к стенкам стакана, на ручках дверей и детских игрушках они могут сохраняться до 15 дней. Выживаемость их на предметах окружа­ющей среды может достигать 5,5 месяцев и не сопровождаться утратой или снижением виру­лентности. Данные микроорганизмы размножа­ются в молоке. Это имеет эпидемиологическое значение. К числу неблагоприятных факторов, действующих на С. diphtheriae, относятся прямые солнечные лучи, высокая температура и хими­ческие агенты. При кипячении С. diphtheriae погибают в течение 1 мин, в 10% растворе пере­киси водорода — через 3 мин, в 5% карболовой кислоте и 50—60% алкоголе — через 1 мин.

В отличие от микроба, дифтерийный гистотоксин очень неустойчив в окружающей среде и легко разрушается при нагревании, действии света, окислении.

Эпидемиология, патогенез и клинические про­явления заболевания. Дифтерия относится к антропонозным заболеваниям. В естествен­ных условиях ею болеет только человек, не обладающий устойчивостью к возбудителю и антитоксическим иммунитетом Заболевание имеет повсеместное распространение. Для заболеваемости дифтерией характерна сезонность. Наибольшее количес­тво больных наблюдается во второй полови­не сентября, в октябре и ноябре. Наиболее восприимчивы к данному заболеванию дети ясельного и школьного возраста. Среди взрос­лых к профессиональной группе повышенно­го риска относятся работники общественного питания и торговли, школ, детских дошколь­ных и медицинских учреждений.

Источником инфекции при дифтерии явля­ются больные и носители токсигенных штам­мов С. diphtheriae. Больной эпидемиологичес­ки опасен в течение всего периода заболева­ния, так как даже в период выздоровления он может выделять токсигенные штаммы бак­терий в окружающую среду. Среди больных наибольшее эпидемическое значение имеют лица с локализацией процесса в верхних ды­хательных путях, поскольку они наиболее ин­тенсивно выделяют микробов в окружающую среду. Большая часть заболеваний возникает в результате заражения от носителей токси­генных штаммов.

Механизм заражения и пути передачи. аэрозольный ме­ханизм заражения является основным. Ведущая роль принадлежит воздушно-капельному пути передачи инфекции. Благодаря устойчивости возбудителя в окружающей среде, определенное значение в передаче инфекции имеют воздушно-пылевой и контактно-бытовой пути передачи. Последний путь передачи определяет спорадическое воз­никновение редких форм дифтерии с экстра-фарингеальной локализацией, когда возбудитель передается инфицированными через предметы общего пользования (полотенца, игрушки, но­совые платки) руками. Попадание юзбудителя в молоко, где он активно размножается, обуслав­ливает алиментарный путь передачи инфекции.

При дифтерии кожи и ран имеют место контак­тный и трансмиссивный (чаще в тропиках) пути передачи.

Патогенез и клинические проявления забо­левания. Входными воротами инфекции слу­жат слизистые оболочки ротоглотки (небные миндалины и окружающие их ткани), носа, гортани, трахеи, а также слизистые оболоч­ки глаз и половых органов, поврежденные кожные покровы, раневая или ожоговая по­верхность, опрелости, незажившая пупочная ранка. Наиболее часто встречается дифтерия ротоглотки (90—95 %), чему способствуют воздушно-капельный путь передачи, тропизм микробов к слизистой оболочке и барьерная функция лимфоидного глоточного кольца.

Инкубационный период при дифтерии — от 2 до 10 дней. Начало заболевания в легких случаях постепенное, в тяжелых — острое. Температура повышается до 38—40 °С. По па­тогенезу дифтерия относится к токсинемическим инфекциям.

Начальным этапом инфекционного процесса является адгезия микроба в месте входных ворот инфекции за счет поверхностных структур бак­териальной клетки (корд-фактор и коринеформные миколовые кислоты) и их колонизация. Размножаясь в месте входных ворот инфекции, С. diphtheriae образует дифтерийный гистотоксин, который оказывает местное воздействие на клетки тканей, а также поступает в кровь, что ве­дет к возникновению токсинемии. При наличии антитоксического иммунитета процесс может ограничиться легкой формой заболевания или формированием бактерионосительства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  дифтерия сп

В области входных ворот инфекции разви­вается воспалительная реакция, сопровождаю­щаяся некрозом эпителиальных клеток, оте­ком и выходом фибриногена из сосудистого русла в окружающие ткани и превращением его в фибрин под действием тромбокиназы, освободившейся при некрозе эпителиальных клеток. Это ведет к образованию налетов бе­лого цвета с сероватым или желтоватым оттен­ком, содержащих большое количество микробов, продуцирующих токсин. Фибринозная пленка — характерный признак дифтерии. Фибринозное воспаление при дифтерии может быть дифтерическим или крупозным.

Д ифтерическое воспаление возникает наслизистых оболочках с многослойным плос­ким эпителием (ротоглотка, надгортанник, голосовые связки, некоторые отделы полос­ти носа), все клетки которого прочно свя­заны как между собой, так и с подлежащей соединительнотканной основой. В таком случае фибринозная пленка плотно спаяна с подлежащей тканью и не снимается там­поном при осмотре. При попытке сделать это слизистая оболочка кровоточит.

При дифтерии ротоглотки, помимо из­менения нёбных миндалин, отмечается отек окружающих мягких тканей и увели­чение регионарных лимфатических узлов. Патологический процесс может распростра­няться как в вышележащие отделы, поражая слизистую оболочку носа и среднего уха, так и в нижележащие отделы.

Крупозное воспаление возникает при лока­лизации патологического процесса в дыха­тельных путях (гортань, трахея и бронхи), где слизистые оболочки содержат железы, вы­деляющие слизь и покрытые однослойным цилиндрическим эпителием. Здесь фибри­нозная пленка располагается поверхностно и легко отделяется от подлежащих тканей.

В связи с легкостью отторжения поврежден­ных тканей, содержащих микробы, токсичес­ких форм дифтерии при таких поражениях не возникает. Такие больные часто откашливают целые слепки из различных отделов дыхатель­ных путей. При распространении процесса из ротоглотки вниз по дыхательным путям в виде нисходящего крупа (от шотл. croak кар­канье) крупозное воспаление последователь­но захватывает трахею и бронхиальное дерево до его мельчайших разветвлений, что ведет к развитию асфиксии.

Локализация процесса при дифтерии опреде­ляется входными воротами инфекции. Помимо поражения ротоглотки, возможно возникнове­ние дифтерии носа, гортани, трахеи, глаз, уха, половых органов у девочек, дифтерия кожи и ран. При одновременном поражении двух и более органов диагностируется комбиниро­ванная форма дифтерии. Клинические формы дифтерии также разнообразны — от локали­зованных до распространенных токсических форм, гипертоксических форм и дифтерий­ного крупа. Наиболее тяжело протекает гипер­токсическая форма дифтерии, которая может привести к смерти в течение первых суток. В благоприятных случаях заболевание заканчи­вается полным выздоровлением.

Особенности иммунитета. После перенесен­ного заболевания формируется длительный и напряженный гуморальный антитоксический иммунитет. Особое значение имеет образова­ние антител к фрагменту В. Они нейтрализу­ют дифтерийный гистотоксин, предупреждая прикрепление последнего к клетке. Наличие же антитоксического иммунитета не препятствует формированию носительства токсигенных штаммов С. diphtheriae.

Для оценки уровня противодифтерийного иммунитета ранее широко применялась про Шика.С этой целью детям внутрикожно вводилась доза токсина, при отсутствии антитоксического иммунитета через 24-48 ч на месте введения появлялась краснота и припухлость более 1 см.

Микробиологическая диагностика дифтерии. Основным является бактериологический метод диагностики. Цель данного метода заключает­ся в выделении чистой культуры. Бактериологическому обследованию в обязательном порядке подвер­гаются все больные ангинами, а также больные с подозрением на дифтерию. Материалом для исследования служат слизь и пленки из очагов воспаления, а также секрет из очагов патоло­гического процесса. Сбор материала необхо­димо проводить в течение 3—4 ч (не позже 12 ч) с момента обращения больного. Для взятия материала используют сухие ватные тампоны, если посев будет проведен не позднее 2—Зч после сбора материала. При транспортировке материала на дальние расстояния можно ис­пользовать тампоны, предварительно смочен­ные 5% раствором глицерина. При исследова­нии на дифтерию во всех случаях, в том числе и при экстрафарингеальной локализации, ма­териал для исследования берут раздельными тампонами одновременно из зева и носа, а при необходимости — из других мест локализа­ции воспаления. Посев делают раздельно на поверхность одной из рекомендованных инс­трукцией сред. Бактериологическая лабора­тория через 48 ч выдает ответ об отсутствии в анализах С. diphtheriae или, в случае наличия положительных результатов исследования на токсигенность (не более 6 колоний) и про­бы на цистиназу, о выделении токсигенных штаммов С. diphtheriae.

Различают 3 вида показаний к проведению бактериологических исследований на дифте­рию:

диагностическое обследование детей и взрослых с острыми воспалительными явле­ниями в носоглотке, особенно при подозре­нии на дифтерию;

по эпидемическим показаниям обсле­дуют детей и взрослых, бывших в контакте с источником инфекции;

с профилактической целью обследуют лиц, вновь поступающих в детские дома, шко­лы-интернаты, специальные учреждения.

Ввиду полиморфизма возбудителя (от мел­ких до крупных, сегментированных и бочко­образных форм), бактериоскопический метод диагностики дифтерии как самостоятельный диагностический метод не применяется, но может быть проведен по просьбе врача.

Источник: http://studfiles.net/preview/1575435/

Дифтерия — инфекционная патология, вызванная токсигенными штаммами дифтерийной палочки и проявляющаяся общетоксическим синдромом, воспалением слизистой оболочки респираторного тракта и прочих органов. Эта болезнь опасна для жизни, особенно непривитых людей.

Заболевание было известно с древних времен, и только в 19 веке оно получило свое название. Дифтерия с древнегреческого языка переводится как «перепонка, пленка». Дифтерийная палочка была впервые обнаружена в пленке, взятой из ротоглотки больного человека. Леффлер выделил возбудителя в чистой культуре, благодаря чему бактерия получила второе название — бацилла Леффлера.

Тяжелее всего дифтерию переносят непривитые люди. Благодаря вакцине АКДС дифтерия полностью исчезла в большинстве стран мира. Только своевременная вакцинация сможет предотвратить эпидемию дифтерии и спасти огромное количество жизней.

Возбудитель инфекции — токсигенная Corynebacterium diphtheriae.

  1. Морфология. Коринебактерии — крупные, грамположительные палочковидные бактерии, не образующие спор и капсул, неподвижные, обладающие выраженным полиморфизмом. Зерна волютина, локализованные на полюсах клеток, придают им форму булавы. Коринебактерии разнообразны по размеру и форме. Они могут иметь вид теннисной ракетки, палочки или овоида. Взаиморасположение клеток в мазке напоминает китайские иероглифы, растопыренные пальцы или римские цифры Х и V, что связано с особенностями их деления.
  2. Устойчивость. C.diphtheriae сохраняет жизнеспособность при охлаждении и быстро погибает при нагревании. Бактерии разрушаются в течение 30 минут под воздействием обычных дезинфектантов и мгновенно погибают при кипячении. Инактивирующее действие на микробы оказывают химические соединения: перекись водорода, раствор сулемы, хлор, лизол, фенол и этиловый спирт, а также физические факторы: нагревание и ультрафиолетовое облучение.
  3. Культуральные свойства. С.diphtheriae растут при 36-37 °С в аэробных и анаэробных условиях, хорошо культивируются на средах, содержащих белок — кровяном или сывороточном агаре. На агаре с теллуритом калия патогенные коринебактерии образуют колонии черного или серого цвета с радиальной исчерченностью. Сывороточный бульон мутнеет, на его поверхности появляется пленка, а на дно выпадает осадок.
  4. Биохимические свойства. Коринебактерии ферментируют цистиназу, мочевину, глюкозу, сахарозу, крахмал. По культурально-биохимическим свойствам С.diphtheriae подразделяют на 4 биоварианта — gravis, mitis, intermedius и belfanti. Подробно были изучены только первые три биовара, поскольку именно они выделяют экзотоксин и вызывают дифтерию. Биовар gravis доминирует среди остальных токсигенных коринебактерий.
  5. Токсигенность. Коренебактерии дифтерии продуцируют экзотоксины — гистотоксин, некротоксин, гемолизин. Токсигенность бактерий обусловлена их лизогенностью и наличием tox-гена.

Дифтерийный токсин — полипептид, слабо устойчивый к высокой температуре и свету. Кроме токсигенности и лизогенности бактерии обладают следующими факторами патогенности — нейраминидазой и дегидрогеназой, которые обеспечивают проникновение микроба в кровяное русло.

Эпидемиология

Дифтерия — антропоноз (группа инфекционных болезней). Источником инфекции является человек с выраженной или бессимптомной формой патологии. В настоящее время крайне распространено здоровое носительство. Оно непродолжительно, а выделяемые микробы невирулентны. Заболеваемость традиционно увеличивается осенью и зимой.

Механизмы передачи инфекции:

  • Аэрозольный, реализующийся воздушно-капельным или воздушно-пылевым путями,
  • Фекально-оральный, реализующийся контактно-бытовым и алиментарным путями.

Привитые люди и переболевшие дифтерией надежно защищены от инфекции, поскольку имеют стойкий антитоксический иммунитет. Специфические антитела препятствуют развитию заболевания, но при этом часто формируется носительство патогенных возбудителей. Антитоксические антитела передаются трансплацентарно (путь передачи возбудителя болезни через плаценту от матери к плоду) и защищают новорожденных от дифтерии в течение 6 месяцев.

Исход и тяжесть патологии определяются количеством накопившегося дифтерийного токсина.

Бактерии попадают в организм вместе с вдыхаемым воздухом. Микробы оседают на эпителии респираторного тракта, в месте внедрения начинают активно размножаться, продуцировать экзотоксин и формировать очаг воспаления.

В патогенезе дифтерии выделяют 3 стадии:

Под воздействием токсина развивается гиперемия слизистой, происходит коагуляция и некроз эпителия, замедляется циркуляция крови, она застаивается в сосудах, повышается их проницаемость. Жидкая часть крови выходит из кровяного русла в ткани, образуется экссудат. Участки некроза покрываются фибринозным налетом, содержащим большое количество дифтерийных коринебактерий и других микробов. Легкое течение патологии характеризуется развитием катарального воспаления без фибринозных пленок.

Экзотоксин попадает в кровь, и развивается токсинемия, при которой нарушается клеточное дыхание. Эта стадия проявляется интоксикационным синдромом, регионарным лимфаденитом и отеком окружающих тканей, который, достигая значительных размеров, резко сужает вход в глотку. Одновременно происходит поражение паренхиматозных органов, миокарда, нервных клеток и надпочечников.

Гиалуронидаза разрушает соединительнотканные элементы сосудистой стенки, проницаемость которой становится еще больше, появляются отеки.

Симптоматика

Дифтерия ротоглотки

Это наиболее распространенная форма дифтерийной инфекции, проявляющаяся признаками интоксикационного, катарального, болевого синдромов.

    Локализованная дифтерия зева проявляется лихорадкой и прочими симптомами интоксикационного синдрома. Миндалины, мягкое небо и глотка гиперемированы и отечны. Фибринозные пленки покрывают миндалины и не выходят за их границы. Сначала фибринозный налет тонкий как паутина, по консистенции напоминает желе. Спустя сутки он становится грубым и толстым с перламутровым оттенком, плохо снимается. После снятия налета на слизистой образуются эрозии и язвы, которые кровоточат. Уже к концу первой недели налет становится рыхлым, он крошится и легко снимается, не оставляя кровоточивости. Патогномоничный признак заболевания — удаленная пленка не распадается и тонет в воде. Катаральное воспаление ротоглотки возникает редко и проявляется стойким субфебрилитетом, покраснением горла и увеличением миндалин. Катаральная форма часто не распознается, поскольку общее состояние больных меняется незначительно.У детей старше 1 года дифтерийная инфекция локализуется на слизистой гортани или в зеве. Симптоматика такая же, как и у взрослых.

Проявления дифтерийной инфекции

рис.1 — локализованная дифтерия зева, рис. 2 — токсическая форма дифтерии

Токсическая форма — осложнение нелеченных предыдущих форм. Температура тела поднимается до 40 °С, появляются симптомы интоксикационного синдрома: озноб, разбитость, суставная боль, першение в горле. У больным возникает рвота, возбуждение, эйфория и бред. Кожа бледнеет, а слизистая оболочка зева отекает и краснеет. Возможно полное закрытие просвета гортани. Фибринозный налет покрывает большую часть слизистой оболочки ротоглотки, при этом пленки становятся грубыми и толстыми. У больных появляется цианоз губ, учащается сердцебиение, падает кровяное давление, изо рта исходит неприятный, гнилостный запах.

  • У лиц с хроническими заболеваниями внутренних органов развивается гипертоксическая форма дифтерии. Она проявляются лихорадкой, интоксикацией, энцефалопатией и осложняется развитием ДВС-синдрома с подкожными гематомами, геморрагической сыпью, кровотечениями из желудочно-кишечного тракта, носа, матки, а также пропитыванием фибринозных налетов кровью. Прогноз неблагоприятный: нарастают симптомы токсического шока, больные теряют сознание, развивается коллапс, судороги, смерть.
  • Дифтерия гортани

    Это заболевание проходит 3 последовательные стадии развития на фоне выраженной интоксикации организма:

    1. Дисфонии,
    2. Стеноза,
    3. Асфиксии.

    Дисфоническая стадия проявляется лающим кашлем и охриплостью голоса. Ее длительность у детей составляет примерно 3 суток, а у взрослых — до семи дней. Стенотическая стадия характеризуется афонией голоса и появлением беззвучного кашля. Дыхание затрудняется, вдох удлиняется, больной бледнеет, становится беспокойным. Нарастает цианоз, учащается сердцебиение. На этой стадии проводят трахеотомию для предотвращения перехода дифтерийного крупа в стадию асфиксии. Она проявляется падением давления, поверхностным пульсом, нарушением сознания, судорогами и заканчивается смертью больного.

    Дифтерия носа

    Эта форма практически всегда сочетается с дифтерией другой локализации. Полость носа чаще всего поражается у грудных детей. Интоксикация при этом выражена слабо, носовое дыхание затрудняется с одной стороны, и появляются сукровичные выделения. В дальнейшем присоединяется поражение другой половины носа. Патологический процесс охватывает слизистую перегородки носа, а затем переходит на остальные структуры. Слизистая оболочка носа отекает, краснеет, на ней появляются эрозии и язвы, покрытые фибринозным налетом в виде пленок, которые легко снимаются. Кожа под носом мацерирована и покрыта мокнущими корочками.

    Дифтерия других локализаций

    • Дифтерия глаз проявляется интоксикацией, односторонним или двусторонним конъюнктивитом, гнойными желтовато-серыми выделениями. Часто на поверхности гиперемированной и отечной конъюнктивы появляются фибринозные пленки. Кожа вокруг глаз мокнет, веки опухают. Дифтерия глаз протекает в одной из трех клинических форм — катаральной, токсической или пленчатой.
    • Дифтерия уха — вторичная патология, развивающаяся при наличии в организме очага дифтерийной инфекции. Кожа слухового прохода и барабанная перепонка воспаляются, на их поверхности появляется фибринозный налет.
    • У мужчин при дифтерии половых органов поражается крайняя плоть, а у женщин — половые губы, влагалище, промежность. Симптомами заболевания являются отечность, гиперемия и цианоз вульвы, изъязвления слизистой и грязно-белый налет.
    • У новорожденных детей дифтерийная инфекция может поражать пупочную ранку.

    Осложнения

    Чаще всего дифтерийная инфекция осложняется развитием полинейропатии, воспаления миокарда, стеноза гортани.

    1. Миокардит проявляется ухудшением состояния больного, учащением сердцебиения, падением кровяного давления, гипертрофией левого желудочка. В дальнейшем поражается проводящая система сердца, возникает тромбоз его полостей и эмболические нарушения.
    2. При полинейропатии развивается паралич мягкого неба, парез аккомодации, поражение мышц конечностей. Тяжелое течение характеризуется развитием параличей и контрактур, приводящих к инвалидности.
    3. Поражение надпочечников проявляется падением сосудистого тонуса и артериального давления из-за пониженной выработки адреналина.
    4. Дифтерийный круп — тяжелое осложнение, развивающееся обычно у детей.

    Скорость развития осложнений определяется клинической формой дифтерии и степенью тяжести патологического процесса.

    Диагностика

    Диагностические мероприятия при дифтерийной инфекции включают сбор жалоб, анамнеза и эпидемиологических данных, общий осмотр больного, проведение дополнительных методов исследования.

    • Больные проходят полное первичное обследование в кабинете ЛОР-врача. Он осматривает полость носа, гортань, глотку и проводит риноскопию, фарингоскопию и ларингоскопию. Во время обследования больных врач обнаруживает типичные признаки дифтерии — покраснение и отек слизистых, наличие фибринозного налета.
    • Бактериологическое исследование заключается в выделении чистой культуры из исследуемого материала, взятого стерильным ватным тампоном, и последующей идентификации обнаруженного возбудителя до рода и вида. Для этого определяют его морфологические, культуральные, биохимические и токсигенные свойства.
    • Серодиагностика — вспомогательный диагностический метод, заключающийся в постановке реакции непрямой гемагглютинации. До введения сыворотки у больного берут кровь из вены, в которой определяют уровень антитоксина.
    • ПЦР-диагностика.

    Больных с дифтерийной инфекцией госпитализируют с инфекционное отделение стационара. Особое внимание уделяют режиму дня больных и их питанию. Необходимо проветривать палату, употреблять достаточное количество жидкости, делать ингаляции с содой или отваром лекарственных трав.

    Антитоксическая противодифтерийная сыворотка — основа лечения дифтерии. Ее раннее применение позволяет добиться наибольшего терапевтического эффекта. Действие сыворотки направлено на нейтрализацию экзотоксина. Ее вводят дробно внутримышечно или внутривенно после проведения кожных проб на чувствительность.

    Для борьбы с интоксикацией показано обильное питье и введение в организм солевых раствор: регидрона, реополиглюкина, гемодеза, альбумина, плазмы. При тяжелом течении патологии и нарушении функции глотания больным назначают глюкокортикоиды и антигистаминные средства.

    Антибактериальная терапия направлена на уничтожение сопутствующей кокковой микрофлоры. Больным назначают препараты из группы пенициллинов, тетрациклинов и цефалоспоринов.

    Витаминотерапия — витамины группы С, В и поливитаминные комплексы.

    Полоскание горла дезинфицирующими и антисептическими растворами.

    Плазмаферез и гемосорбция — чистка крови.

    При появлении первых признаков стеноза гортани больным назначают бронходилататоры, антикоагулянты, антигистаминные средства. Лечение дыхательной недостаточности при дифтерийном крупе заключается в интубации трахеи или наложении трахеостомы.

    Профилактика

    Дифтерия — контролируемая инфекция. Активная плановая вакцинация населения играет важную роль в борьбе с дифтерией и проводится согласно календарю профилактических прививок. Для этого используют адсорбированную коклюшно-дифтерийно-столбнячную вакцину. Ее вводят детям в 3 месяца, а затем еще 2 раза с интервалом в 40 дней.

    В настоящее время широкую популярность приобрела вакцинация взрослого населения. Согласно плановой иммунизации после ревакцинации взрослые люди получают прививку от дифтерии 1 раз в 10 лет до достижения 56 лет. Побочные эффекты от прививки — лихорадка, сонливость, потеря аппетита, апатия. На месте инъекции возникает отечность и гиперемия.

    Благодаря активной иммунизации дифтерия у детей встречается крайне редко. Возрастная заболеваемость дифтерийной инфекцией изменилась в сторону «повзросления».

    Взрослые лица, подлежащие обязательной вакцинации и составляющие группу риска:

    1. Медработники;
    2. Соцработники;
    3. Работники транспорта и общественного питания;
    4. Персонал учебных заведений;
    5. Работники ДДУ.

    Неспецифичекая профилактика заключается в соблюдении следующих правил:

    • Своевременно выявлять и изолировать больных и бактерионосителей.
    • Проводить текущую и заключительную дезинфекцию.
    • Однократно обследовать всех лиц, находившихся в контакте с больным.
    • Следить за больными с ангиной в течение трех суток.
    • Проводить ежегодный медосмотр школьников.
    • Наблюдать за реконвалесцентами дифтерии в течение 3 месяцев после выписки из инфекционного отделения.

    Видео: дифтерия и столбняк в программе «Школа доктора Комаровского»

    Источник: http://uhonos.ru/infekcii/difteriya/

    Работа посвящена необходимости принятия новой российской классификации дифтерии с учетом обобщенного опыта последней эпидемии дифтерии в России и приведения классификации в соответствие с современными представлениями о дифтерийной инфекции.

    The paper is concentrated on the necessity of accepting a new Russian classification of diphtherias considering generalized experience of the latest diphtherial epidemic in Russia and bringing the classification in conformity to modern concepts of diphtherial infection.

    Дифтерийная инфекция (ДИ) отличается клиническим многообразием от бессимптомного течения (бактерионосительство) до очень тяжелых форм [1–6].

    Актуальность проблемы заключается в постоянной циркуляции штаммов в окружающей человека среде. Классическая дифтерия, вызванная C. diphtheria (КБД), ранее рассматривалась как исключительно антропонозная инфекция. Существование естественного резервуара ДИ проявляется клиническими случаями заболевания повсеместно и наличием эндемичных очагов высокой заболеваемости в Африке к югу от Сахары, в Индии и Индонезии. В 2013 г. дифтерия привела к гибели 3300 человек.

    До сих пор остается открытым вопрос о наличии связи между массовым одномоментным выводом советских войск в 1990 г. из эндемичного по ДИ Афганистана и началом эпидемии дифтерии в 90-х годов в России и в республиках СССР. По оценкам Красного Креста в СССР в 1991 г. было 2000 случаев заболевания дифтерией, а в 1998 г. эти цифры выросли в 100 (!) раз и число смертельных исходов превысило 6000 [6, 8–11].

    В настоящее время заболеваемость дифтерией находится на спорадическом уровне. Например, в 2015 г. в России официально зарегистрировано 2 случая заболевания дифтерией.

    Это не дает повода успокоиться, так как наблюдается постоянная трансформация циркулирующих штаммов с изменением степени их патогенности, с одной стороны [12–14].

    С другой стороны, родственная по микробиологическим характеристикам C. ulcerans, постоянно циркулирующая в окружающей среде, вызывает сходное по клинике с классической дифтерией заболевание. Описаны случаи экссудативного фарингита и острых респираторных заболеваний, вызванных Corynebacteruium pseudodiphtheria, Nondiphtheriae Corynebacterium species и нетоксигенными штаммами КБД. Клинические проявления заболеваний, вызванных указанной выше группой возбудителей, могут быть различными: поражения кожи, клапанов сердца, урогенитального тракта, верхних и нижних дыхательных путей [15–20].

    Ранее в медицинской практике C. ulcerans не рассматривалась как возбудитель болезни, пока в 2000 г. официально не была зарегистрирована смерть пациентки, связанной с C. ulcerans. Почти все случаи инфицирования патогенными штаммами C. ulcerans сопровождались развитием сходных с классической дифтерией симптомов, что объясняется наличием в хромосоме возбудителя генов умеренного β-профага, несущего оперон дифтерийного токсина [21–23].

    В настоящее время заболевания, вызванные различными патогенными коринебактериями, постоянно регистрируются среди животных, находящихся рядом с человеком (зоопарки, фермы, охотоведческие хозяйства) с подтвержденной передачей возбудителя от больного животного к человеку [24–32].

    Полученные материалы заставляют ученых пересмотреть точку зрения на дифтерию как на исключительно антропонозное заболевание, особенно после того, как Bonnet и Begg (1999) доказали возможность передачи инфекции от животного к человеку.

    Эпидемические подъемы дифтерии в мире регистрируются в среднем каждые 25 лет. Хронологическое описание цикличности эпидемий ДИ внутри и за пределами Российской Федерации подробно представлено в монографиях Л. А. Фаворовой с соавт. (1988) и Н. М. Беляевой с соавт. (1996, переизд. 2012) [1–2].

    С момента последней эпидемии 90-х годов XX века врачи утратили бдительность в отношении дифтерийной инфекции, не соблюдается требование обязательного исследования мазков из ротоглотки на наличие C. diphtheria при всех случаях лакунарной ангины [12–13, 35].

    Ситуация усугубляется тем, что антитоксический иммунитет не защищает от заболевания дифтерией, а только обеспечивает нейтрализацию выделяемого бактериями дифтерийного токсина (ДТ). Описаны случаи повторного заболевания дифтерией, в том «токсические» формы с летальными исходами у привитых детей и взрослых [4].

    До настоящего времени дифтерийная инфекция считается недостаточно изученным заболеванием. Точное высказывание N. R. Adler, A. Mahony, N. D. Friedman: «Diphtheria: forgotten, but not gone» о дифтерии как о забытой, но не исчезнувшей болезни лучше всего подчеркивает актуальность существующей проблемы [33].

    Последняя эпидемия дифтерии (90-х годов XX века) побудила международное сообщество к созданию в 2000 г. межгосударственного комитета по изучению ДИ в Европе и к принятию новой международной классификации дифтерийной инфекции, которая приводится ниже [2, 8, 10].

    Предложенная классификация Н. Бегга удобна, так как позволяет вести эпидемиологический учет клинических форм дифтерии исходя из локализации первичного очага инфекции. Существенным недостатком международной классификации является полное отсутствие в ней упоминания о специфических дифтерийных поражениях внутренних органов (табл. 1).

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  может ли быть дифтерия без температуры

    Хотя кроме классификации ВОЗ существует еще и МКБ-10, в России врачи продолжают пользоваться классификацией дифтерии, сформулированной профессором С. Н. Розановым еще в 1949 г. (!) (табл. 2).

    Даже в скорректированном виде эта классификация сохранила устаревшие нозологические формы — субтоксическая, токсическая (I, II и III степеней) и гипертоксическая дифтерия, тогда как многочисленными работами было доказано, что дифтерийный токсин обнаруживается в крови при любых вариантах, включая субклиническое течение болезни (рис. 1) [2].

    При катаральном варианте дифтерии ротоглотки (старый термин «бактерионосительство») врачи наблюдали инфекционные нефрозы и миокардиты, не характерные для безобидного «бактерионосительства» [2, 3].

    Другим недостатком указанной классификации следует считать оценку степени тяжести ДИ исходя из площади отека подкожной клетчатки шеи (ПКШ), который определяет I, II или III степень тяжести «токсической» дифтерии. При локализации очага в ротоглотке развивающийся отек ПКШ помогает в первичной диагностике «токсических» форм дифтерии и позволяет определиться со стартовой дозой противодифтерийной сыворотки.

    Тогда как при дифтерии гортани рыхлый, тестоватой консистенции отек над областью подчелюстных лимфоузлов и на шее может отсутствовать. При дифтерийном крупе отсутствие наружного отека ПКШ часто приводит к диагностическим ошибкам [2]. Аналогичная ситуация имеет место при дифтерии половых органов с развитием выраженного отека половых органов, распространяющегося по наружной поверхности бедер [3].

    Таким образом, существующая классификация специфический дифтерийный отек рассматривает как патогномоничный критерий тяжести дифтерии только при респираторном пути инфицирования и не учитывает других клинических вариантов (табл. 2).

    В 1996 г. Н. М. Беляевой и сотрудниками кафедры инфекционных болезней РМАПО была предложена российская классификация ДИ, которая предполагала принципиальную замену устаревшей классификации 50-х годов XX века (табл. 3) [2].

    Предложенная классификация была более удачной, так как авторы впервые указали в ней, что специфическое поражение сердца, нервной системы и почек, развивающееся при дифтерии, является не осложнениями (!), а ведущими синдромами заболевания (табл. 3).

    В то же время в классификации в числе осложнений ДИ остались сывороточная болезнь и анафилактический шок, которые не имеют прямого отношения к КБД и представляют собой сопутствующую (ятрогенную) болезнь — реакцию на чужеродный белок противодифтерийной сыворотки. Близкие термины «кардиопатия» и «миокардит» авторы поместили в разных разделах классификации (табл. 3).

    Наше собственное исследование позволяет согласиться с выводами авторов, рассматривающих «кардиопатию» как специфическое, острое поражение сердца, затрагивающее все его анатомические отделы. Дифтерийный миокардит (с выраженным отеком сердечной мышцы, тоно- и миогенной дилатацией) сочетается с развитием перикардита (с подтвержденным высевом КБД из перикардиальной жидкости), с поражением клапанного аппарата сердца, с нарушениями проводимости (вплоть до полной атриовентрикулярной блокады) и острой сердечной недостаточностью [34].

    То же самое можно сказать о нервной системе. Дифтерийная «полинейропатия» протекает по демиелинизирующему или аксонально-демиелинизирующему типу и представляет собой специфическую картину острого поражения нервной системы (парезы черепно-мозговых нервов, бульбарный паралич, паралич диафрагмы, периферическая полинейропатия).

    Дифтерийное поражение почек (инфекционная нефропатия) от полиморфного мочевого синдрома (гематурия разной степени выраженности, протеинурия) с дисфункцией мочевого пузыря до острой почечной недостаточности) хорошо согласуется с современным международным термином «острое поражение почек».

    Ретроспективный анализ медицинских карт больных «токсическими» формами дифтерии демонстрирует, что острое поражение сердца, нервной системы и почек встречается в абсолютном большинстве случаев тяжелой и сверхтяжелой формы ДИ и определяет летальность больных на поздних сроках болезни (рис. 3).

    Слабым звеном существующей классификации остается привязка дозы противодифтерийной сыворотки к форме болезни (к степени отека ПКШ, а не к тяжести состояния больного), что приводило к рассогласованному назначению лечебных доз ПДС. В России в последнюю эпидемию дифтерии курсовые дозы сыворотки колебались в интервале от 100 тысяч единиц до нескольких миллионов (!) [2, 11].

    Нами была установлена взаимосвязь между сывороточной болезнью и острым поражением почек (r = 0,229; р = 0,002). Риск развития острого поражения почек на фоне сывороточной болезни у больных дифтерией был выше в 3,6 раза.

    Как демонстрирует следующий рисунок, у больных дифтерией без поражения почек средняя курсовая доза ПДС была 142 ± 41 тыс. МЕ, а у больных с поражением почек она была выше в 2 раза — 333,4 ± 20,8 тыс. МЕ (рис. 4).

    Сывороточная болезнь не влияла статистически значимо на летальность (r = 0,151; р = 0,15), но усугубляла почечную патологию (рис. 4, 5).

    Поэтому при старте сывороточной терапии целесообразно руководствоваться принципом оптимально достаточной дозы ПДС исходя из тяжести состояния больного, а наличие отека ПКШ — вспомогательный инструмент диагностики генерализованной (токсической) дифтерии и определения стартовой дозы ПДС.

    Специфические органные поражения как клинические признаки генерализации инфекционного процесса были описаны многими авторами [1–4].

    Наиболее высокая плотность рецепторов ГС-ЭФР, с которыми взаимодействует ДТ, была обнаружена на клетках миокарда, нервной ткани, почек, надпочечников и эндотелия кровеносных сосудов, что объясняет «избирательность» повреждения токсином вышеперечисленных органов [2]. О генерализации дифтерийной инфекции свидетельствуют также работы С. Н. Кадыровой и В. А. Цинзерлинг, обнаруживших не токсин, а КБД (!) в ткани почек, в перикарде, в сердечной мышце, в легочной ткани и в головном мозге умерших больных (рис. 4) [34].

    При разработке новой классификации нами учитывалась существующая международная классификация болезней (МКБ-10, с поправками 2016 г.). Согласно МКБ-10 дифтерия носа, дифтерия половых органов и комбинированная дифтерия кодируются «A36.8. Другая дифтерия», вместе с «дифтерийным миокардитом» и «полиневритом» (табл. 4).

    С нашей точки зрения, комбинированную дифтерию, дифтерию носа и дифтерию половых органов правильнее обозначать отдельными кодами, так как анатомическая локализация и площадь дифтерийных пленок влияют на тяжесть заболевания [1–6].

    Также в МКБ-10 под кодом «A36.0. Дифтерия глотки» расположены «Дифте­рийная мембранозная ангина» и «Тонзиллярная дифтерия», между которыми нет принципиальной разницы (табл. 4). При этом МКБ-10 не учитывает различий между локализованной и генерализованной (токсической) формой болезни.

    Как известно, дифтерийная пленка с миндалин часто распространяется на язычок, мягкое и твердое небо и слизистую полости рта (десны, щеки и язык). Поэтому вместо дифтерии «глотки» логично оставить анатомически менее правильный, но более привычный термин дифтерии «ротоглотки» (табл. 5).

    Степень тяжести дифтерии следует определять по совокупности эпидемиологических, клинических и лабораторных данных исходя из:

    1) определения числа анатомических областей, вовлеченных в инфекционный процесс (с оценкой размеров фибриновой пленки);
    2) обнаружения специфического дифтерийного отека подкожной клетчатки и окружающих тканей в области первичного очага инфицирования;
    3) результатов лабораторного исследования на обнаружение возбудителя дифтерии и уровень ДТ-токсинемии;
    4) клинической картины поражения органов-мишеней.

    Для предварительного диагноза дифтерии и начала сывороточной терапии достаточно первого и второго пунктов.

    Окончательный диагноз дифтерии устанавливают по результатам динамического наблюдения с учетом лечебного эффекта введенной ПДС, результатам бактериологического и инструментального исследования (ларингоскопия и др.) и клинической картины поражений органов-мишеней.

    Ниже предлагаются варианты формулировки клинического диагноза (табл. 5):

    1. Локализованная дифтерия носа, легкое течение (КБД gravis tox +).
    2. Генерализованная дифтерия ротоглотки и гортани, тяжелая форма. Стеноз гортани II–III ст. Дифтерийное поражение сердца (миокардит, неполная AV-блокада, НК I). Дифтерийное поражение нервной системы (парез IX–X пары ЧМН). Дифтерийное поражение почек (протеинурия, гематурия). Диагноз установлен клинически (в мазке со слизистой ротоглотки КБД не обнаружена). Осложнения: левосторонняя нижнедолевая пневмония. ДН I.

    Обобщая результаты вышеизложенного материала, можно сделать следующие выводы:

    1) генерализация возбудителя дифтерии за пределы первичного очага, незавершенный фагоцитоз КБД, выход депонированного ДТ из лимфоузлов объясняют волнообразный характер поражения органов-мишеней и дают основание заменить термин «токсическая» дифтерия на «генерализованная» дифтерия;
    2) отек ПКШ — диагностический признак генерализованной (токсической) дифтерии ротоглотки, который удобно использовать для начала сывороточной терапии и подбора стартовой дозы ПДС. Определиться с дальнейшей тактикой введения сыворотки позволяет динамическое наблюдение за скоростью исчезновения фибриновых пленок и регресса дифтерийного отека;
    3) наличие клинической картины болезни при отсутствии токсигенного штамма КБД в результатах бактериологических посевов не исключает диагноз дифтерии;
    4) для окончательного диагноза следует учитывать картину острого дифтерийного поражения органов-мишеней в разгаре болезни;
    7) синдром полиорганной недостаточности (СПОН) и развитие любого из осложнений типа: острая дыхательная недостаточность (ОДН), острая почечная недостаточность (острая патология почек — ОПП), острая сердечная недостаточность (ОСН), острая недостаточность кровообращения (ОНК) и клиническая манифестация ДВС («геморрагическая» дифтерия) служат ранними предикторами неблагоприятного исхода болезни.

    Замена прежней классификации дифтерии на более современный вариант — актуальная задача практического здравоохранения.

    Литература

    1. Фаворова Л. А., Астафьева Н. В., Корженкова М. П. Дифтерия. М.: Медицина, 1988. 208 с.
    2. Беляева Н. М., Турьянов М. Х., Царегородцев А. Д. и др. Дифтерия. СПб: Нестор-История, 2012. 254 с.
    3. Ляшенко Ю. И., Финогеев Ю. П., Павлович Д. А. Дифтерия редких локализаций у взрослых // Журнал инфектологии. 2011. Т. 3. № 1. С. 45–52.
    4. Батаева С. Е., Харченко Г. А., Буркин B. C. Токсические формы дифтерии у привитых детей // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2004. № 3. С. 53–55.
    5. Митрофанов А. В., Овчинникова Т. А., Комарова Т. В., Гасилина Е. С. Сочетание субтоксической дифтерии ротоглотки и острой цитомегаловирусной инфекции на фоне персистенции Эпштейна–Барр вируса у ребенка 5 лет (клиническое наблюдение) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. 2010. № 4. С. 338–341.

    За полным списком литературы обращайтесь в редакцию.

    Е. Г. Фокина, кандидат медицинских наук

    ФБУН Центральный НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора, Москва

    Источник: http://www.lvrach.ru/2016/11/15436597/

    Дифтерия – острое инфекционное заболевание, вызываемое токсигенными штаммами коринебактерий, характеризующееся воспалительным процессом с образованием фибринозной пленки на месте внедрения возбудителя, явлениями общений интоксикации в результате поступления в кровь экзотоксина, обусловливающее тяжелые осложнения по типу инфекционно-токсического шока, миокардита, полиневрита и нефроза.

    Дифтерия – это острое инфекционное заболевание, характеризующееся симптомами интоксикации и фибринозным воспалением на месте входных ворот.

    Этиология

    Бактерия Леффлера – коринебактория, Грамм положительная, неподвижная тонкая палочка с колбовидным утолщением на концах, от латинского слова «корина» — булава.

    По биохимическим свойства различают биовары:

    — gravis (сбраживает крахмал) – наиболее вирулентная

    — mitis (сбраживает крахмал).

    Дифтерийная палочка продуцирует:

    3. Истирнный дифтерийный токсин.

    А-фрагмент – нарушение синтеза белка и гибель клетки.

    В-фрагмент – дестабилизация цитоплазматической мембраны и перемещение А-фрагмента.

    По патогенности

    — Токсигенные штаммы – способны продуцировать экзотоксин, вызывают заболевание.

    -Нетоксигенные штаммы (дифтероиды) – не продуцируют экзотоксин, не вызывают заболевание.

    Патогенез дифтерии

    — Инкубационный период от 2 до 7 дней.

    — Все проявления заболевания обусловлены действием дифтерийного экзотоксина.

    — При дифтерии ротоглотки наблюдается дифтеритический характер фибринозного воспаления. Эпителий слизистой ротоглотки многослойный плоский, экзотоксин быстро всасывается:

    = поверхностный коагуляционный некроз слизистой,

    = повышается проницаемость с пропотеванием экссудата, богатого белком и фибриногеном.

    = фибриноген превращается в фибрин, формируется пленка.

    = экзотоксин распространяется по лимфатическим путям – регионарный лимфаденит,

    = токсинемия – общетоксическая симптоматика,

    = экзотоксин тропен к нервной системе, эндокринной – надпочечникам, почкам, сердцу.

    = имеет значение доза экзотоксина и состояние ЛОР-органов.

    Эпидемиология на современной этапе

    — Основные источники инфекции – бактерионосители, больные легкими и стертыми формами.

    — Больной заразен с последнего дня инкубации, максимально в остром периоде болезни, пока выделяет возбудитель.

    — Ориентировочные сроки заразности – 21 день.

    — Регистрируется в виде спорадических случаев.

    — Воздушно-капельный, контактно-бытовой пути передачи.

    — Индекс контагиозности – 15-20%.

    — Сглажена сезонность заболевания (круглый год),

    — Отсутствует периодичность подъема заболеваемости,

    Классификация дифтерии

    Типичная развивается у непривитых, характеризуется симптомами интоксикации и фибринозными налетами в месте сходных ворот инфекции.

    I. Дифтерия ротоглотки

    По типу: типичная и атипичная (бактерионосительство, субклиническая , стертая, гипертоксическая) формы.

    Легкая – локализованная (островчатая и пленчатая).

    Тяжелая – субтоксическая, токсическая I, II, III степени.

    По течению: гладкое и негладкое – с осложнениями (ИТШ, миокардит, полирадикулоневрит, токсический нефроз и т.д.)

    II. Дифтерия дыхательных путей (дифтерийный круп) – не бывает легкой и токсической

    Круп локализованный (ларингит), распространенный А (ларинготрахеит), нисходящий В (ларинготрахеобронхит).

    Стадии крупа: катаральная (дисфоническая), стенотическая, предасфиксия, асфиксия.

    Течение: гладкое и негладкое.

    III. Дифтерия носа и редких локализаций (глаз, кожи, и др.).

    IV. Комбинированная – сочетанное поражение двух органов (только у непривитых детей).

    Гипертоксическая форма, которая может протекать с геморрагическим синдромом, с ИТШ и ДВС- синдромом. Больные погибают на 1-2 сутки, а фибринозные налеты не успевают сформироваться.

    Стертая форма (легчайшая, катаральная форма):

    — отсутствуют симптомы интоксикации, нет фибринозных налетов,

    — есть гиперемия и отек миндалин.

    — диагноз ставится в очаге, при наблюдении за контактными и высеве токсигенных БЛ.

    — нет серологических сдвигов,

    — титр в РНГА менее 1:40, титр антитоксина крови более 0,03 ед.

    — антимикробного иммунитета не вырабатывается. Возбудитель остается в слизистой ротоглотки или носа.

    Классификация дифтерийного бактерионосительства:

    1. Бактерионосительство у реконвалисцентов после дифтерии

    2. Бактерионосительство у неболевших дифтерией

    Показатели тяжести дифтерии ротоглотки:

    — величина фибринозного налета и его распространенность,

    — выраженность болевого синдрома,

    — степень увеличения регионарных лимфатических узлов,

    — наличие и распространенность отека подкожной клетчатки.

    Легкая форма дифтерии:

    1. Незначительная интоксикация.

    2. Субфебрильная температура до 38,0 С

    3. Налеты на миндалинах локализованы в виде:

    — островков (диаметр не более 1 см), пленок (диаметр более 1 см).

    Характерные признаки дифтерии:

    А) местные – пленчатые налеты, фарингит, ларингит, тонзиллит, увеличение регионарных лимфоузлов.

    Б) прогрессирующие – стридор

    — плотный отек шеи (бычья шея),

    — геморрагическое пропитывание слизистых оболочек и кожи,

    — токсический сосудистый коллапс,

    — острая почечная недостаточность,

    — двигательный паралич через одну – шесть недель.

    Особенности локализованной формы дифтерии: Начинается постепенно. Температура субфебрильная в первые 1-2 дня болезни. Интоксикация слабо выражена. Боль в горле не выражена (анальгезирующее действие экзотоксина). Бледность кожный покровов, особенно лица. Гиперемия зева неяркая, с синюшным оттенком, а к концу суток появляются налеты. Лимфоузлы будут увеличены, плотные, но безболезненные. Сладковатый запах изо рта при сниженной саливации.

    Особенности налетов

    — Появляются через 12-15 часов от начала заболевания.

    — Динамичны, быстро утолщаются, уплотняются.

    — Фибринозные, серовато-белого цвета с перламутровым блеском.

    — К 3-4 дню приобретают серовато-грязный цвет за счет активации вторичной флоры.

    — Налеты тонут в воде.

    — Отсутствует эффект от антибиотиков,

    — Эффект от сыворотки в ближайшие часы.

    — Налеты исчезают постепенно, истончаются и уменьшаются с центра, как «тают с центра».

    Среднетяжелая форма дифтерии

    — Распространение налетов на дужки, язычок, мягкое небо, слизистую щек.

    — Регионарные лимфоузлы до 2-25см, плотные, чувствительные при пальпации.

    Тяжелая форма дифтерии ротоглотки.

    — Ярко выражена интоксикация.

    — Яркий процесс в ротоглотке.

    — Появление отека подкожной клетчатки.

    Субтоксическая – отек в области регионарных лимфоузлов или с одной стороны до середины шеи.

    I степени – отек с двух сторон до середины шеи.

    II степени- отек до ключиц.

    III степени –отек ниже ключиц.

    Выделяют 3 синдрома:

    Особенности синдромов при дифтерии:

    — Чем ярче и быстрее нарастает интоксикация, тем тяжелее будет дифтерия,

    — Интоксикация характеризуется повторной рвотой, анорексией, адинамией,

    — Кратковременная температурная реакция 2-3 дня.

    — Самопроизвольное ее снижение несмотря на сохраняющиеся и распространяющиеся налеты.

    — Несоответствие регрессии общетоксического синдрома и местных проявлений.

    — На высоте температуры больные бледные (из-за сосудистых расстройств),

    — Рано появляются симптомы инфекционного сердца.

    — Увеличены, уплотнены, болезненны регионарные лимфоузлы.

    Местный синдром при дифтерии:

    — Неяркая гиперемия, более выражена вокруг налетов, с цианотичным оттенком,

    — отек миндалин, слизистой ротоглотки,

    — миндалины шаровидные, смыкаются по средней линии,

    — отек стекловидный, истинный.

    Отек подкожной клетчатки.

    — Появляется к концу 1-х суток.

    — Увеличивается в течение 2-3 дней,

    — Кожа над ним не изменена.

    Дифтерия кожи (раны)

    — плотный отек вокруг раны,

    — флегмона с отсутствуем гноя,

    — обнаружение возбудителя дифтерии или появление токсических осложнений.

    Осложнения дифтерии ротоглотки

    — Острая сосудистая недостаточность, вследствие поражения надпочечников и развития синдрома Уотерхауза-Фридериксена.

    — ИТШ с ДВС – синдромом. Развивается токсический отек мозга и ОПН, вследствие массивной токсемии.

    -= гиалиновые и зернистые цилиндры,

    = единичные лейкоциты, эритроциты,

    = удельный вес мочи высокий,

    = АД не повышается,

    = отеков не бывает,

    Дифтерийный миокардит

    Чем раньше развивается, тем тяжелее протекает. Старадет сократительный миокард, особенно проводящая система сердца.

    Легкий – 9-10 день болезни,

    Среднетяжелый – 9-10 день.

    Тяжелый 5-7 день .

    Клиника дифтерийного миокардита:

    — ухудшение общего состояния,

    — расширение границ сердца,

    — приглушение I тона,

    Изменения на ЭКГ

    = ST ниже изолинии,

    = Зубец Т отрицательный,

    Клиника дифтерийного миокардита

    — Резкая бледность кожи,

    — Расширение границ сердца,

    — Глухость сердечных тонов,

    Триада Молчанова

    — Ритм галопа – поражение проводящей системы сердца.

    Дифтерийные моно и полирадикулоневриты – это результат токсического поражения периферических нервов и корешков.

    — Вялые парезы с атрофией мышц,

    — Ослабление сухожильных рефлексов,

    Легкие невриты возникают на 2-3 неделе заболевания, по типу мононевритов или двух черепно-мозговых нервов. Появляется парез нервного окончания ближайшего к очагу. Происходит парез мягкого неба и парез аккомодации.

    При поражении nervus glossopharyngeus:

    — затеканеие жидкой пищи в нос,

    — свисание небной занавески,

    — рефлекс uvula снижен,

    — малый язычок отклоняется в здоровую сторону.

    — развивается с 10-12 дня болезни,

    — распространенный полирадикулоневрит с поражением черепно-мозговых нервов и нервов конечностей.

    Тяжелые полирадикулоневриты возникают на 5-6 неделе заболевания, по типу полирадикулоневритов, характеризуются вялыми парезами, гипотонией, гипорефлексией с нарушением чувствительности и корешковыми болями.

    Поздние осложнения со стороны нервной системы развиваются вначале парез мягкого неба, ЧМН, ног, рук, далее происходит генерализация полиневропатии, а на 40-45 день происходит гибель от паралича диафрагмы.

    Стандартное определение подтвержденного случая заболевания дифтерией включает:

    — одно или несколько характерных проявлений дифтерии,

    — лабораторное подтверждение может быть получено 4-х кратным и более увеличением антитоксина в парных сыворотках, если не вводился антитоксин,

    — выделение токсигенных C.diphtheriae.

    Причины летального исхода при дифтерии:

    — ИТШ с ДВС – синдромом,

    — генерализованная полиневропатия (паралич диафрагмы).

    Особенности дифтерии у привитых:

    — локализация процесса на миндалинах в виде островков и пленок,

    — интоксикация кратковременная или отсутствует,

    — отсутствует бледность кожных покровов,

    — асимметрия, одностороннее поражение ротоглотки,

    — местная воспалительная реакция мало типичная – налет точечный или штрихообразный в виде островков иногда в лакунах,

    — на фоне слабой гиперемии миндалин налет частично растирается, не оставляет кровоточащих поверхностей,

    — склонность к самопроизвольному выздоровлению, но при отсутствии специального лечения – парез мягкого неба.

    — Диагноз только с бак.подтверждения.

    Дифтерия дыхательных путей:

    — отек слизистой дыхательных путей,

    — нейрорефлекторный спазм дыхательных мышц,

    — наличие фибринозных пленок.

    Дифтерийный круп

    — крупозный характер фибринозного воспаления,

    — эпителий цилиндрический, клетки слабо связаны между собой, хатруднено связывание экзотоксина.

    = слабо выражены симптомы интоксикации,

    — не бывает отека подкожной клетчатки,

    — фибринозная пленка легкого отслаивается, т.к. некротизируются поверхностные слои эпителия.

    Классификация дифтерии дыхательных путей (круп)

    — Локализованный – с поражением только гортани и фибринозными налетами в области голосовых связок или в подсвязочном пространстве,

    — Распространенный (Форма А) с вовлечением в процесс гортани и трахеи,

    — Нисходящий (форма В) – ларинготрахиобронхит, распространяется на трахею и крупные бронхи.

    Тяжесть крупа определяется исходя из:

    — распространение фибринозного налета,

    Дифтерийный круп не бывает легким и не бывает токсическим, обычно протекает тяжело и редко бывает средней степени тяжести (локализованный круп).

    Триада крупа:

    — нарушение звучности голоса,

    — грубый, лающий кашель,

    Дифтерийный круп правило пяти «П»:

    На ларингоскопии видно набухшую слизистую, гиперемированную, а в подсвязочном пространстве сероватые, сплошные пленки.

    Правило забора материала: мазок берут 3-х кратно отдельно из зева и носа двумя тампонами, натощак или через 2 часа после еды, до начала этиотропного лечения, не позднее чем через 12 часов от момента обращения больного. Мазок берут на границе здоровой и больной зоны, с периферии вращательными движениями к центру налета на чашку Петри со средой Клаберга (кровяно-теллуритовый агар).

    Мазок на BL назначают:

    — со стенозами гортани (круп),

    — диета щадящая, полноценная по белкам, жирам и углеводам. Стол 5 Певзнеру. Постельный режим при легких формах 7-10 дней, токсические формы II-III степени – до 45 дня.

    Этиотропная терапия включает в себя введение высокоочищенной гипериммунной антитокической лошадиной сыворотки «Диаферм» для нейтрализации дифтерийного экзотоксина.

    Противодифтерийная сыворотка эффективна до 5 дня, пока токсин циркулирует в крови, а после 5 дня токсин связывается другими тканями. Белковая фракция сыворотки крови лошадей, гипериммунизированных дифтерийным анатоксином, содержащая специфические иммуноглобулины.

    Правила введения сыворотки:

    1. В легких случаях курсовая доза может вводится одномоментно. При среднетяжелых и тяжелых формах курсовая доза вводится за 2-3 дня с интервалом 12 часов, при тяжелых формах до 8 часов.

    2. Первичная разовая начальная доза ПДС должна составить не менее 1/3 и не более ½ курсовой, причем ¾ курсовой дозы больной должен получать в первые 2 суток.

    3. Перед введение ПДС для профилактики реакции проводится проба по Безредко и только после пробы вводится начальная доза сыворотки, обычно в/м.

    Токсическая III степень и гипертоксическая формы 1/ курсовой дозы может вводится в/в капельно. Сыворотка предварительно подогревается до 36,6С и разводится в 2 раза 0,9% раствором хлорида натрия.

    Источник: http://dendrit.ru/page/show/mnemonick/difteriya-u-detey/

    Ссылка на основную публикацию