Дифтерия

дифтерия в рф

Эпидемическая ситуация по дифтерии в России.

С.С.Маркина, Н.М.Максимова, В.С.Петина, Н.А.Кошкина, В.А. Фисенко.

МНИИЭМ им. Г.Н.Габричевского, МЗ РФ

Подъем заболеваемости дифтерией в России, начавшийся в конце 1989 года, приближается к своему завершению. Снижение началось в 1996 году и продолжается до настоящего времени. Его темп составляв в 1996 году — 2, 6 раз; в 1997 году он увеличился до 3,4 раз; в 1998 году замедлился до 2,1 раза. За 3 года (1996 — 1998 г.г.) заболеваемость дифтерии снизилась в 9,6.раза, а число выявленных носителей токсигенных коринебактерий дифтерии — в 8,8 раза (табл. 1). Смертность уменьшилась в 11,5 раза Общая инфицированность сократилась в 9 раз. Тем не менее на протяжении всего периода снижения заболеваемости продолжали регистрироваться токсические формы этой инфекции и летальные исходы. Всего за период 1996 — 1998 г.г. заболели дифтерией 19060 человек. У 499 заболевание закончилось летальным исходом.

Таблица 1. Заболеваемость дифтерией, смертность от нее, носительство возбудителя этой инфекции в России в 1996 — 98 г.г.

Кол-во больных, абс.

Показатель на 100 тыс.

Кол-во умерших, абс.

Показатель на 100 тыс.

Кол-во носителей, абс

Показатель на 100 тыс.

Снижение заболеваемости и носительства происходило практически во всех регионах России. В 1998 году наиболее высокие показатели инфицированности оставались в Северо-Западном, Северном, Центральном реионах и Калининградской области. На этих территориях они превышали общероссийский в 1,9; 1,8; 1,4и 2,7 раза соответственно. В 1-ом полугодии 1999 года зарегистрирован 381 случай дифтерии, что в 2,2 раза меньше по сравнению с аналогичным периодом 1998 года. У 10 больных дифтерия закончилась летальным исходом.

По-прежнему наиболее высокие показатели заболеваемости сохраняются в городах, которые в 2,5 раза выше, чем в сельской местности. В 1998 году показатель заболеваемости горажан составил 1,14 против 0,45 среди сельского населения. Снижение заболеваемости дифтерией происходило в условиях ежегодного увеличения числа привитых против этой инфкции детей, подростков и взрослых. В 1998 году законченную, вакцинацию в РФ имели 86,8 /о детей в возрасте 6 мес — 11 мес.29 дней, что в 1,7 раза выше, чем в 1994 году (на пике заболеваемости). Охват детей первичной ревакцинацией в возрасте 3 года — 3 года 11 месяцев 29 дней во всех регионах нашей страны увеличился за этот период в 1,4 — 2 раза. Он достиг требования ВОЗ и составил от 95,9% до 98,3%. Большинство взрослых в России (92,9%) получили в последние 10 лет одну и более прививок. Охват прививками среди них вырос в 3 раза по сравнению с началом переживаемого подъема заболеваемости дифтерией. Доля непривитых против этой инфекции среди всех заболевших уменьшилась к началу периода снижения в 2 раза по сравнению с 1994 годом. В последующие три года эта доля оставалась практически неизменной, составляя 30,2% — в 1996; 26,8% — 1997 и 24,5% — в 1998 году. Среди заболевших большинство непривитых остается среди детей первых трех лет жизни и взрослых старше 50 лет. В 1998 году каждый четвертый ребенок (23,5%) и каждый второй взрослый (52,4%) из выше указанных групп не были привиты против дифтерии. Среди заболевших^по-прежнему^ большинство составляют взрослые — 59,8%от общего числа больных дифтерией. Удельный вес заболевших дифтерией детей на протяжении всего анализируемого периода, как и в предшествующие годы не превышал 33,4 -31,0%. Темп снижения заболеваемости не отличался друг от друга как среди детей, так и подростков и взрослых. Он составил 3,2 — 3,6 раз в 1997 году и 2,6

Среди детей наиболее высокие показатели заболеваемости в 1996 — 1997 г.г. зарегистрированы среди детей 3-6 лет. В 1998 году показатели заболеваемости во всех возрастных группах практически сравнялись. Среди взрослых наиболее высокие показатели заболеваемости сохраняются среди

«молодых взрослых» 18 — 19 лет. У лиц трудоспособною возраста, ведущих активный образ жизни (от 20 до 50 лет), показатель в 1,6 — 2 раза меньше, чем у молодых людей и в среднем составлял 0,85. В возрастной группе 60 лет и старше отмечен самый низкий показатель заболеваемости, но среди них и самый низкийгемп снижения заболеваемости дифтерией (1,5 раза). В период снижения заболеваемости более заметной становится сглаженность сезонности при этой инфекции, что характерно для периода затухания эпид<мического процесса На осенне-зимний период в разные годы стадии снижения заболеваемости приходилось от 57,5% до 53,5% заболевших (у детей - 52,6% - 54,7%; у взрослых - 51,2% - 56,9 /о), в то же время в годы подъема заболеваемости в этот период регистрировалось до 75 /о заболевших.

В структуре клинических форм, по-прежнему, преобладали легкие локализованные формы — 82,6% — 83,7% (у детей — 87,4% — 91,3%; подростков — 87,5% -92,2% и взрослых — 78,9% — 80,8%).

Доля токсических форм дифтерии осталась довольно высокой — 14,5% — 17,4%. Больше всего токсическая дифтерия регистрировалась у детей раннего возраста (до 3-х лет) и у взрослых старше 40 лет, что говорит о недостаточном охвате их прививками.

Среди токсических форм дифтерии преобладали субтоксические и токсические 1 степени. Этими формами дифтерии, без риска для жизни, заболели в период снижения ‘заболеваемости 74,8% детей и 62% взрослых от числа заболевших токсической дифтерией. Они в 2.2 раза чаще регистрировались среди привитых детей и 1,5 раза — среди привитых взрослых

Тем не менее, до сих пор каждый третий взрослый и каждый четвертый непривитой ребенок, заболевший токсической формой дифтерии, в последние три года перенес ее с опасностью для жизни (токсические формы 11-ой и 111-ей степени и комбинированные с токсическим компонентом). Группой риска по тяжести течения дифтерии остаются дети первых лет жизни и взрослые старше 40 лет, что является следствием сохранения достаточно высокого удельного веса непривитых среди заболевших в этой возрастной группе.

Наиболее высокие коэффициенты тяжести отмечены в Северо-Кавказском, Восточно-Сибирском и Центральном регионах. Обращает на себя внимание, что от 39,3% до 47,8% заболевших токсическими формами дифтерии взрослых — это неработающие люди трудоспособного возраста, пенсионеры и инвалиды. Необходимо отметить, что в течение всего анализируемого периода, по мере увеличения охвата прививками против этой инфекции различных слоев населения, среди заболевших токсическими формами дифтерией увеличилась доля привитых против нее. Хотя среди привитых детей и подростков удельный вес токсических форм дифтерии был в 4 — 65 раза ниже, чем у непривитых. У привитых взрослых коэффициент тяжести был всею в 2 раза ниже, чем у непривитых и составил в 1998 году — 14.3% — 15,1% против 30,8% — 31,2% соответственно. Столь незначительная разница в тяжести течения этой инфекции позволяет усомнитья

в достоверности прививочного статуса у большинства заболевших. В 80,7% случаях «привитые взрослые» в последние 10 лет получили одну прививку, 10,8% — две и 8,4% заболевших — три прививки. В первые три года после прививки заболело дифтерией 66,8% людей.

Среди детей, перенесших дифтерию в токсической форме, 88,6% имели ревакцинирующие прививки и у большинства из них (85,1%) заболевание возникло в ранние сроки от прививки (до 3-х лет). При этом первичный комплекс у 89,8% заболевших детей был проведен АКДС вакциной. Эти данные еще раз подтверждает наше утверждение об отсутствии связи между возникновением дифтерии и препаратов полученным при вакцинации (АКДС или АДСМ анатоксином). Следует сказать, что уровень клинической диагностики в период снижения заболеваемости, да и в течение всего времени подъема дифтерии находилась на низкол уровне и не изменяется со временем, о чем свидетельствуют сроки госпитализации больных тяжелой формой дифтерии, сопряженной с опасностью для жизни. Так, в 1998 году среди таких больных в проздние сроки (на 3-ий день и позже) было госпитализировано 10,7% пациентов (среди детей — 4,6%), у взрослых — 11,4%), в 1997 году — 7% (среди детей и взросльхх поровну). О низком уровне диагностики говорит и то обстоятельство, что первоначальный диагноз дифтерии установлен лишь у 31,3 /о — 40,3 /о детей и 37,5 — 46% взрослых, заболевших токсической дифтерией, закончившейся выздоровлением и у 40% (1997 год) и 45% (1998 год) детей; у 66% (1997 год) и 85% (1998 год), умерших от дифтерии.

Таким образом, у 55% — 60% больных детей и 15% — 34% взрослых с выраженной клинической картиной дифтерии первоначальный диагноз был ошибочным. Бактериологическое подтверждение диагноза дифтерии в России в 1996 — 1998 г.г. составляет от 61,7% до 69,5%, в т.ч. у 52,5% — 68,2% детей и 59,7% — 71,5% взрослых. В подавляющем большинства случаев (845% — 91,8%) выделены штаммы биовара Гравис (у 52,5% — 68,2% детей и у 80,5% — 91,4% взрослых). Обращает на себя внимание, что в течение всего анализируемого периода в значительном проценте случаев у заболевших токсическими формами диагноз дифтерж устанавливается без бактериологического подтверждения: у детей в 31,8% — 47,5% случаях и у 29,7 /о — 40,3 /о взрослых. Это указывает возможность ошибки в определении тяжести заболевания, особенно у привитых. Динамика смертности аналогична динамике заболеваемости. Втечение 1996 — 1998 г.г. смертность уменьшилась в 23 раза (у взрослых в 11,5 раза; у подростков — в 3 раза, у детей — в 6,7 раза) (таблица 2). Летальность на протяжении последних трех лет в целом осталась на одном уровне-

2,5%, 2,9% и 2,6%. Всего за последние 3 года в России от дифтерии погибло 499 человек из них 123 ребенка, Наиболее высокая смертность сохраняется среди детей,

Таблица 2 Смертность и летальность от дифтерии в России в 1996 — 1998 г.г.

Смертность Летальность Контингент на 100 тыс.населения (в %)

Источник: http://www.gabrich.com/science/rdift.htm.html

Однако, если привитому ребенку, даже с токсической формой, сыворотку ввести на 2-3 сутки, то он, как правило, вылечится. А непривитой, в таких же условиях, погибнет.

Я не поняла, разве прививка не защищает от дифтерии, тем более «с токсической формой». то есть все равно нам нужно опасаться заражения? я чего боюсь — что неверно диагноз поставят, как в случае, описанном в статье. Типа есть прививка — от другого лечить будут, ведь многие участковые врачи в пк никогда не сталкивались с дифтерией.

Я не поняла, разве прививка не защищает от дифтерии, тем более «с токсической формой». Защищает, и очень эффективно. Токсическая форма дифтерии у полностью привитого ребенка — из области казуистики.

то есть все равно нам нужно опасаться заражения? Нет, опасаться заражения не нужно. Это контрпродуктивно.

я чего боюсь — что неверно диагноз поставят, как в случае, описанном в статье. Типа есть прививка — от другого лечить будут, ведь многие участковые врачи в пк никогда не сталкивались с дифтерией. Сталкивались не все, но мазок на BL при подозрении берут у всех. Не проводить высокоэффективную вакцинацию против дифтерии, чтобы, в случае заболевания, не было никаких сомнений в диагнозе — на мой взгляд, крайне рискованная для здоровья идея.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  дифтерия мук

Вернувшись к названию темы, хочу внести свои пять копеек.

Я прекрасно помню эпидемию дифтерии в Иркутске. И так же прекрасно помню, что справиться с ней удалось только проведя практически поголовную ревакцинацию взрослого! населения города.

И еще я помню, как в 2003 году мигранты принесли в наш город вирус, похожий на вирус полиомиелита (Я не эпидемиолог, не знаю точно, что за вирус, но прививали турово от полиомиелита). С инфекцией справились, привив детей 4-15 лет. Моей дочери было тогда 3 года. Мы в вакцинацию не попали и заболели. Хоть и без отдаленных последствий, но мне мало не показалось. В то же время старшая, привитая, не заболела вообще (контакт был очень плотный). Я очень пожалела, что малую привить не удалось.

А в последние годы в Иркутске гуляет коклюш, т.к. очень многим детям стали прививать не АКДС, а АДС-М.

Это не официальная статистика, а мое личное общение с мамочками. После того, что у многих болеют знакомые, и болеют тяжело, отношение к прививкам стало очень! :bo: положительным. Вот такое мнение.

Меня удивила позиция врача-фтизиатра, которая пишет такие нелепые вещи: «Но что вот лично ВАМ, как бабушке, которая пользуется интернетом, помешало год назад придти сюда и задать вопрос, не написать массивный эмоциональный текст, а задать конкретный вопрос о ребенке? Ну мы бы посоветовали бесклеточную вакцину (инфанрикс, например), сделали бы индивидуальный график — Вы описываете типичную историю с АКДС.
Ну если у нас такая идиотская (ничуть не спорю, повторю) система, что родителям-то мешает искать информацию и задавать вопросы?»
Почему родители, бабушки, дедушки должны выискмвать информацию по поводу прививок? Почему они должны думать о их составе, аллергических реакциях? Это работа врачей-фтизиатров и педиатров. Они должны предлагать альтернативу и рассказывать о последствиях. Только ведь этого не происходи. Галочку поставят, авось реакции не будет. А родители потом волосы на себе рвут. Получается, что я должна для своего ребёнка быть квалифицированным доктором? Зачем тогда существуют доктора?

А по теме скажу вот что. У меня оказывается аллергическая реакция на дифтерийно-столбнячную сыворотку. Это выяснилось только по моей инициативе в 30 лет, когда на меня просто таки наседали по поводу прививки. А я без анализа отказалась её делать. Теперь имею пожизненное освобождение. Страшно подумать, что могло бы быть и чем обернуться. Вот так и детям никто не делает никаких анализов по поводу аллергии на компоненты, входящие в состав вакцин. Всё на авось.

Ну я доверяю своим глазам. Будучи студенткой 4-го курса я работала в реанимации, и как раз попала в разгар эпидемии. Это была не-инфекционная больница, и там были больные с поздними осложнениями — параличами, которые постепенно прогрессировали, и с моикардитами (это вообще ужас был, как люди гасли на глазах).
И теперь я доверяю смвоим же глазам — являясь консультантом все той же реанимации, после окончания мною университета, в течение 11 лет работы фтизиатром я не видела и не слышала от коллег о поздних осложнениях дифтерии, которые бывают исключительно у непривитых. Крупы — да, те бывают, но с крупом справиться легче в разы.

Все пациенты с поздними осложнениями имели давность прививки от дифтерии более 10 лет, это были взрослые (и вполне социально нормальные) люди.

[QUOTE=AlexGold;416036] мазок на BL при подозрении берут у всех.

Я считаю, что првививки делать надо. Мы прививаемся согласно национальному календарю. Реакция на прививки нормальная.

Беспокоит, что в соседнем районе несколько детей болеют дифтерией.
Как говорится: предупрежден-значит вооружен.
Наши педиатры из-за загруженного графика могут и не заметить. На анализы так просто даже не пошлют,если не настаивать, так как одна лаборант. Естественно, я не могу просить направление на анализы из-за каждого чиха моей 5-месячной дочери.
Вопрос: Как мне — маме ребенка быстро распознать симптомы дифтерии и коклюша? На что обратить внимание педиатра?
И главное. какие анализы нужно сделать, чтобы выявить коклюш и дефтирию.
Очень жду Вашего ответа, уважаемые фтизиатры и доктора!

.
Видно, как мал их относительный риск, тогда как риск осложнений вследствие инфекционных заболеваний выше на 2 — 3 порядка.

Уважаемый Скептик, хочу вас поблагодарить за ценную информацию о вакцинах, которую вы постите на форуме. У меня вопрос- если у вас статистические данные, из которых вы заключили. что риск осложнений после болезней выше риска осложнений после прививок именно на 2-3 порядка? Заранее извиняюсь, если эта информация уже постилась на форуме, но ее я, к сожалению,не нашла. Спасибо.

. у детей, привитых от дифтерии, в течение 1,5 лет выделяют из носоглотки дифтерийную палочку. В большей степени прочитанное кажется бредом, но хотелось бы услышать ваше компетентное мнение.

Присутствие коринебактерий дифтерии в носоглотке называется бактерионосительством. Оно изредка обнаруживается у выздоровевших от дифтерии. Чем меньше дифтерии, тем меньше бактерионосителей. Иммунизация дифтерийным анатоксином (стерильным, несодержащим коринебактерий препаратом) многократно сокращает число заболевших дифтерией, а, тем самым, и бактерионосителей.

Но ведь риск заболеть каждой из перечисленных болезней тоже надо учитывать.

Так это и учитывается в расчёте на невакцинированную популяцию, в которой частота заболевания зависит от контагиозности возбудителя: например, 20% для дифтерии, 60 — 80% для коклюша, кори, паротита, краснухи и ветрянки, 80 — 95% для оспы, 20% для туберкулёза и т.д. Риски инфекционных осложнений снижаются в максимум 5 раз, но не на порядок, то есть, различия рисков между поствакцинальными и инфекционными осложнениями с учётом контагиозности для всего населения (а не только для заразившихся) сохраняются, хотя и менее выраженые.

Источник: http://forums.rusmedserv.com/archive/index.php/t-41592.html

Дифтерия — это инфекционное заболевание, вызванное коринебактерией Corynebacterium diphtheria , которая в первую очередь заражает горло и верхние дыхательные пути и производит токсин, повреждающий другие органы. Болезнь имеет острое начало с такими основными симптомами, как боль в горле, субфебрильная лихорадка и опухание шейных лимфоузлов. В тяжелых случаях токсин может стать причиной миокардита или периферической невропатии. Дифтерийный токсин вызывает скопление мембраны мертвых тканей в горле и на миндалинах, затрудняя глотание и дыхание. Болезнь передается через непосредственный физический контакт или с аэрозольными выделениями во время дыхания, кашля или чихания инфицированных лиц.

Вакцинация против дифтерии привела к резкому сокращению смертности и заболеваемости дифтерией, однако дифтерия по-прежнему является серьезной проблемой детской смертности в странах с недостаточным охватом РПИ. В странах с эндемией дифтерии заболевание проявляется главным образом как отдельные случаи или небольшими вспышками. Дифтерия имеет смертельный исход в 5–10% случаев; более высокий показатель смертности наблюдается среди детей младшего возраста. Лечение включает в себя применение дифтерийного антитоксина для нейтрализации воздействия токсина, а также прием антибиотиков, чтобы убить бактерии.

Вакцина против дифтерии является бактериальным анатоксином, т. е. токсином с инактивированной токсичностью. Вакцину обычно применяют в сочетании с другими вакцинами, например вакциной АКДС или пятивалентной вакциной. Для взрослых и подростков дифтерийный анатоксин часто сочетается со столбнячным анатоксином в низкой концентрации (адсорбированная дифтерийно-столбнячная вакцина с уменьшенным содержанием дифтерийного анатоксина для детей старшего возраста и взрослых).

ВОЗ рекомендует первичную иммунизацию дифтерийным анатоксином серией из 3 доз с последующей бустерной дозой.

  • В странах, где нет эндемии благодаря высокому уровню охвата иммунизацией, серия первичной вакцинации 3 дозами должна быть дополнена как минимум 1 бустерной дозой.
  • Для дальнейшего стимулирования иммунитета против дифтерии, при профилактике столбняка после травм следует использовать дифтерийный анатоксин в сочетании со столбнячным анатоксином, а не монокомпонентный анатоксин столбняка.

Источник: http://www.who.int/immunization/diseases/diphtheria/ru/

Участковая медсестра рассказала о смертельном случае от дифтерии непривитого ребёнка на нашем участке. Якобы ребенок с мамой ехали на поезде в Москву, а рядом сидел мужчина, который очень плохо себя чувствовал. Вообще-то медсестра более-менее доброжелательная и адекватная. Просто рассказала, что имел место такой вот печальный случай.

Почитав мамские форумы, я увидела, что эта история-страшилка довольно типична в детских поликлиниках и рассказывают на всех участках примерно одинаковое, разве что вид транспорта меняется. 🙂 Ну и название болезни варьируется в зависимости от того, какую прививку надо в данный момент впарить. Неизменно только одно — непременно кто-то непривитый умирает. И так вдохновенно рассказывают, что верить начинаешь!

Попробуем найти правду:
Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека
Федеральный центр гигиены и эпидемиологии
Открываем: Сведения об инфекционных и паразитарных заболеваниях (Форма 1) за январь — декабрь 2010

За ВЕСЬ 2010 год во ВСЕЙ России (население 140 000 000 человек) было зафиксировано 9 случаев дифтерии. Из них только 3 — у детей до 17 лет включительно. Умер ли кто-то из этих трех детей? Данных нет (в этой форме вообще нет графы «смертность»), но думаю, что вряд ли.

Во-первых, смертность при дифтерии и вообще-то невелика: например по данным о смертности от дифтерии во время эпидемии 90-х в России можно посчитать, что она составила всего 2,5%. Так что шансы получить хотя бы одну смерть на троих заболевших очень низки.

А, во-вторых если бы умер хотя бы один ребенок — об этом бы писали и трубили все средства массовой информации. Выходит во всей России никто не умер, а на нашем участке умер. Медсестра, видимо, очень тщательно труп спрятала.

Так что не стоит слишком верить медработникам — им на вашего ребенка плевать — у них охват. Даже при внешней доброжелательности.

PS: Кстати, за 2009 год было 14 случаев дифтерии, из них только два — у детей до 17 лет включительно.

Рубрики: Истории из жизни, Против вакцинации
Метки: дифтерия, смертность, смерть
15 комментариев

15 комментариев на «“Смертность от дифтерии”»

так правильно, после 90-х,ума у населения прибавилось, и удалось процент вакцинированных довести до 98 % . Как следствие, низкая заболеваемость в вашем примере 2009. Вакцинированные не умирают от токсических форм, ибо да такой тяжести у них не доходит.

В 2009 году в Москве произошло резкое снижение заболеваемости и бактерионосительства возбудителя дифтерии до 0,03 (3 больных) и 0,01 (1 бактерионоситель) с прекращением их регистрации в 2010 году. В 2010 году в России не были зарегистрированы больные и бактерионосители в 76 (91,5%) и 77 (92,8%) территориях, показатели заболеваемости и бактерионосительства составили 0,01 на 100 тыс. населения.

Достижение спорадического уровня заболеваемости дифтерией произошло в России и Москве в 2005 г. благодаря массовой иммунизации детей и взрослых с охватом прививками 98% взрослых, 99% детей и подростков. Этот уровень должен поддерживаться постоянно. Так, в 2008 г. в России охват прививками у детей (от 3 мес. до 14 лет) составил 97,3%, у подростков – 99%, у взрослых 95,7%. В Москве охват детей – 99,4%, подростков – 99,8, взрослых – 98%.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  где поставить прививку от дифтерии тюмень

Вы пишите про охват взрослых прививками 98%. Откуда такая статистика берется? Никто из моих взрослых знакомых и родственников не делает никаких прививок, тем более АКДС, АДС и проч. Такого просто быть не может, чтобы 98% взрослого населения были привиты.

Возможно, что по документам дифтерия не стоит как причина смерти. Дифтерия может приводить к состояниям опасным для жизни, провоцируя остановку дыхания или остановку сердца. То есть пациент болел дифтерией, а в причинах смерти стоит миокардит или паралич дыхательных путей.

Про моего умершего сына не писали…

У Моих родственников (свекр) В семье в 49м или 50 м году умер младший братик от дифтерии 2,5 лет и его двоюродные брат и сестра тоже примерно такого возраста.Там было 5 детей в семье.Умер самый маленький и привиты были все, как он сказал. Они и правда ехали в поезде с Ташкента (русские) в Москву, вернее подмосковье. Но тогда медицина была на низчайшем уровне. Малыши просто задохнулись от отека горла.Так что рассказы имеют под собой основания.Врачи тогда сказали что организмы детей не выдержали перемены климата. Говорил что хоронили детишек в закрытом гробу, чтоб другие больше не заразились.

Источник: http://antivakcina.org/smertnost-ot-difterii/

ул. Фотиевой д10.

(Центр вакцинации «МЕДЭП»)

Телефоны:
+7 (495) 781-90-36; +7 (499) 685-00-17;

Записаться на вакцинацию в нашей клинике можно, оставив заявку на сайте, и мы перезвоним Вам сами.

В России и Москве с 2005 г. наступил очередной, второй по счету, период спорадической заболеваемости дифтерией. Оба эти периода стали результатом массовой иммунизации населения. Первый период был достигнут после иммунизации только детского населения, которая с 1958–1959 гг. осуществлялась как плановое общегосударственное мероприятие на всей территории СССР. Однако в конце XX века дифтерия напомнила о себе тяжелой эпидемией на постсоветском пространстве. Прекратить эпидемическое распространение дифтерии второй раз удалось благодаря масштабным мерам по иммунизации населения, включая взрослых. В 1993 г. было принято решение о начале массовой иммунизации взрослого населения против дифтерии. Общий объём прививки от дифтерии для этого контингента достигнут в России к 1999 г. – 95% в Москве к 2003 г. – 98,6%. Были приняты меры к преодолению несвоевременной вакцинации детей раннего возраста – охват законченной вакцинацией детей в возрасте 1 года увеличен в России с 68,7% в 1990 г. до 95,1% в 1996 г. В Москве аналогичный результат был достигнут позже – с 48,3% в 1990 г. до 78% в 1996 г. и 95,2% в 2001 г. Завершающую роль в достижении спорадической заболеваемости сыграла повторная плановая ревакцинация взрослого населения в 2001–2003 гг. По сравнению с пиком эпидемии (1994 г.) к 2005 г. произошло снижение заболеваемости в России в 107,2 раза, в Москве в 521,1 раза. Однако в последние годы, уже при эпидемическом благополучии по дифтерии, в СМИ возобновилась кампания по запугиванию неискушенной части населения последствиями вакцинации. Руководители СМИ и журналисты не должны забывать о здравом смысле и своей моральной ответственности за обман населения в вопросах профилактики инфекционных болезней.

Предшествующий началу массовых прививок эпидемический подъем дифтерии 1954–1955 гг. оказался последним подъемом допрививочного этапа. Среди заболевших преобладали дети, в Москве – 73,0%, коэффициент тяжести составил у них 15,0%. Взрослых вместе с подростками было всего 27,0%, коэф. тяжести – 3,0%. Этот подъем отличался от предыдущих меньшим уровнем «пиковой» заболеваемости с показателями в России и Москве 80,5–93,0 и 161–164 на 100 тыс. населения соответственно. Тогда как в 1930–1940 гг. максимальные показатели в России составляли 132,0–147,0 и 162,2, в Москве – 536, 419 и 293 на 100 тыс. населения [9]. Летальность при токсических формах дифтерии в 1930–1940-е гг. достигала у детей 70,0% из-за высокой доли токсической дифтерии III степени тяжести (ТД III) и гипертоксической (ГД). Вместе с тем в 1950-е годы ещё до начала массовой иммунизации летальность при токсической дифтерии у детей снизилась с 70% до 15,0–10,0% [10]. Хотя по-прежнему преобладал возбудитель биовара gravis высокой степени токсинообразования который превалировал ещё в 1930-е годы во всех странах мира [11]. Можно предположить, что произошло снижение его колонизационной активности.

На фоне иммунизации в Москве заболеваемость снижалась быстрее, чем в России. Показатель ниже 1,0 (0,9) на 100 тыс. населения был достигнут в 1964 г., в России – в 1968. Он быстрее снижался у взрослых, чем у детей – 0,07 против 4,1 в 1964 г. В 1970 г. общий показатель достиг 0,01, у детей – 0,03, регистрация дифтерии у взрослых прекратилась:

Массовая иммунизация детей в те годы оказалась достаточной для резкого снижения, и даже прекращения заболеваний дифтерией на многие годы в ряде территорий России и СССР. Эпидемическое благополучие без иммунизации взрослых на тот момент было закономерно и обусловлено их естественной защищенностью, которая поддерживалась в условиях предшествующей высокой заболеваемости.

Рис. 1. Удельный вес непривитых детей и причины отсутствия у них прививок (по Москве с 1997 по 1991 гг.): – постоянные медотводы, – временные медотводы, – отказы родителей.

Особенности первого периода спорадической заболеваемости в Москве: 1) очень низкий уровень заболеваемости – 0,03–0,1 на 100 тыс. населения на протяжении 15 лет, начиная с 1965 г.; 2) регистрация заболеваний исключительно среди детей; как и в России – уменьшение удельного веса детей первых 5 лет и прекращение заболеваний у детей до года; снижение удельного веса дифтерии дыхательных путей, носа и кожи, отсутствие гипертоксической дифтерии и редких локализаций [2, 7]; 3) существенные различия в структуре заболеваний у непривитых и привитых детей на фоне применения отечественных высокоиммуногенных препаратов (АКДС и АДС): у привитых регистрировалась почти исключительно локализованная дифтерия ротоглотки со склонностью к самопроизвольному выздоровлению без осложнений, у непривитых — разнообразные формы по локализации и тяжести, высокая летальность [3, 8]; 4) многократное снижение бактерионосительства возбудителя дифтерии не сопровождалось его полным прекращением; было доказано, что при циркуляции возбудителя дифтерии в иммунных коллективах не происходит утраты его способности к токсинообразованию, а также не изменяется степень токсинообразования [3]; 5) по мере снижения заболеваемости в СМИ появлялись и увеличивались публикации о вреде профилактических прививок.

С конца 1970-х годов (1977–1978 гг.) в России и Москве показатели заболеваемости стали увеличиваться, среди заболевших впервые отмечено преобладание взрослых (75,0–85,0%). Закончился первый период спорадической заболеваемости. Причина – формирование неиммунного контингента среди взрослых [9]. Изучение АТ-иммунитета взрослых на территориях России в 1983–1984 гг. показало отсутствие иммунной защиты у 30,0–50,0% обследованных, в Москве – у 73,0% [6]. Кроме того, отмечено снижение уровня защищенности среди детей. В России доля неиммунных к 14 годам в 1984 г. составляла 4,0–8,0%. По данным Московской Горсэс охват прививками детей до 14 лет длительно поддерживался на уровне 98,0–97,5% – до 1976 г. Среди непривитых (2,0–2,5%) постоянные медотводы составляли в том числе 0,5%. Постоянные медотводы к началу 1980-х годов увеличились до 3,0–3,5%, временные – до 2,5%, отказы – до 1,0%. В целом в 1980 г. удельный вес непривитых детей составлял 6,8%. Целенаправленная работа детского здравоохранения Москвы позволила уменьшить долю непривитых в 1988 году до 3,2%, по причине отказов – до 0,3%. В последующие годы ажиотажная кампания против прививок в СМИ, в том числе на ТВ, способствовала увеличению отказов в 6 раз – до 1,8% (рис. 1).

Рис. 2. Заболеваемость дифтерией в Москве в 1980–2005 гг.: – общая, – взрослые, – дети, – общая на 100 тыс., – взрослые на 100 тыс., – дети на 100 тыс.

Первый эпидемический подъем в России в условиях постпрививочного этапа дифтерийной инфекции длился 13 лет (1977–1989 гг.), пик заболеваемости (0,93 на 100 тыс. населения) пришелся на 1984 год. Этот подъем характеризовался преимущественным заболеванием взрослых и увеличением циркуляции возбудителя биовара mitis. Вместе с тем с 1979 по 1983 гг. наиболее интенсивное увеличение заболеваемости среди детей происходило в возрастной группе от 0 до 5 лет – с 0,012 до 0,6 на 100 тыс. детей этой возрастной группы. С 1980 г. возобновилась регистрация заболеваний у детей первого года жизни, среди которых 90,0% заболевших не были привиты, остальные – в стадии вакцинации [3]. Источником инфекции у детей первого года жизни были взрослые члены семьи. Интенсивность эпидпроцесса среди детей 5–9 и 10–14 лет увеличилась в 1982–1983 гг., в основном в связи с регистрацией групповых заболеваний в детских учреждениях.

В Москве подъем дифтерии в 1980-е годы наблюдался с 1980 по 1988 гг. с максимальными показателями в 1981 и 1985 гг. – 1,5 и 1,2 на 100 тыс. населения. Всего было зарегистрировано 700 больных: 607 взрослых (86,7%) и 93 ребенка (13,3%). Умерло 10 взрослых. Возбудитель биовара mitis с 1980 по 1986 гг. составил 96,0–77,0% всех штаммов. В 1987–1988 гг. его доля снизилась до 60,0-49,0%. Превалировавший в 1980-е годы биовар mitis отличался средней степенью токсинообразования. Циркуляция высокотоксигенного биовара gravis (2 серотип) полностью прекратилась. В конце 1980-х начале 1990-х гг. появился и стал распространяться другой, новый биовар gravis. Проведение противоэпидемических и профилактических мероприятий против дифтерии в 1980-е годы без массовой иммунизации взрослого населения не смогло предотвратить развитие очередного, более тяжелого и длительного эпидемического подъема, который отличался интенсивным ростом заболеваемости и смертности не только у взрослых, но и у детей (рис. 2) [4]. В Москве с 1989 по 2004 гг. было зарегистрировано 12764 больных дифтерией: 9609 взрослых (75,3%) и 3155 детей (24,7%). Умерло 478 больных, 414 взрослых (86,6%) и 64 ребенка (13,4%). Летальность среди взрослых составила 4,97%, у детей – 2,02%. В группе риска по летальности она составила у взрослых – 20,4%, у детей – 20,8%.

Рис. 3. Клинические формы дифтерии ротоглотки из группы риска у взрослых в Москве: – тяжелая комбинированная без крупа, – токсическая позднее поступление, – гипертоксическая, – токсическая III степени, – токсическая II степени.

В прежние годы для оценки тяжести заболеваний дифтерией использовали коэф тяжести – удельный вес тяжелых форм. Такой показатель не отражал величину реальной угрозы для жизни. В 1990-е годы нами был предложен дополнительный критерий – группа риска по летальности. Увеличение смертности при дифтерии в пик эпидемии в 1994 г. в Москве в 45 раз (1,67 на 100 тыс. населения), по России в 25 раз (0,75) по сравнению со средними показателями 1980-х годов произошло в связи со значительным ростом заболеваний группы риска по летальности. К ним относятся токсическая дифтерия II и III степени тяжести, гипертоксическая, токсическая с поздним поступлением – в периоде осложнений, круп и тяжелые комбинированные формы (табл. 1, 2, рис. 3).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  противоэпидемические мероприятия в очаге дифтерии

За весь период эпиднеблагополучия дифтерия была сопряжена с риском для жизни у каждого пятого заболевшего взрослого и каждого десятого ребенка.

Несмотря на то что, максимальные показатели заболеваемости в эпидемию 1990-х годов в России и Москве были в 3,5 раза меньше, чем в последний эпидемический подъем допрививочного этапа (1954–1965 гг.) – 26,8 и 46,9 против 93,0 и 164,0, эпидемия 1990-х гг была значительно тяжелее. Коэф. тяжести в 1990-е годы у взрослых в Москве – 30,7%, значительно превысил этот показатель 1950-х гг. (3,0%). Причем более чем 2/3 тяжелых больных в 1990-е годы относились к группе риска по летальности. Летальность в группе риска в 1994 г. – 21,3%, тогда как в целом среди взрослых – 4,1%. Среди больных дифтерией детей коэф. тяжести в 1955 и 1994 гг. в Москве был практически одинаков – 15,0 и 14,3%. Это кажется странным, если принять во внимание, что в 1950-е годы детей ещё не прививали против дифтерии, тогда как в 1994 г. привитые составили 80,4% заболевших детей. Привитые дети болели легко, коэф. тяжести у них не превысил 2,3% (субтоксическая и токсическая I), а заболевания из группы риска по летальности не наблюдались. Зато непривитые дети (19,6%) сполна реализовали тяжелые формы дифтерии. Группа риска по летальности составила среди них в 1994 г. 60,2%. Летальность среди непривитых детей – 9,45%, в группе риска – 15,7%, тогда как в целом у детей – 1,85%. Причина более тяжелого течения дифтерии у непривитых детей в 1990-е годы в том, что они оказались более беззащитными перед дифтерией по сравнению с детьми допрививочного периода, так как выросли в условиях, исключавших естественную иммунизацию.

Таблица 1. Группа риска по летальности у больных дифтерией с 1989 по 2009 гг. (Москва)

Помимо ухудшения социально-бытовых условий, увеличения миграции, приведших к росту социальной группы риска, в 1990-е годы важным фактором тяжести явилась смена биотипов возбудителя дифтерии, особенно демонстративно проявившаяся в Москве и Центральном ФО (рис. 4). Биовар mitis был вытеснен новым, высокотоксигенным вариантом gravis ( C. diphtheriae gravis риботип Sankt-Peterburg/Rossija). Кратковременная циркуляция биовара mitis, его быстрое вытеснение следующим возбудителем gravis, который устойчиво преобладает до настоящего времени, свидетельствуют о высокой колонизационной активности последнего. Появление этого возбудителя уже в самом начале эпидемии в Москве (1989–1990 гг.) проявилось высокой летальностью в группе риска у взрослых и непривитых детей до 42,8 и 31,5%. Стали наблюдаться больные, для лечения которых ранее применявшиеся дозы сыворотки не обеспечивали необходимой детоксикации. Были приняты меры к уменьшению тяжелых последствий надвигающейся эпидемии. Прежде всего – масштабные мероприятия по иммунизации всего населения столичного мегаполиса с учетом многочисленных ведомств, постоянного притока мигрантов, бомжей, увеличения неработающего населения трудоспособного возраста и работающих в частном секторе. Массовая иммунизация потребовала многолетних усилий ЛПУ города и ведомств, совместной работы Департамента здравоохранения и Центра Госсанэпиднадзора, постоянной координирующей и финансовой помощи Правительства Москвы. Необходимый охват прививками в декретированные сроки детей и подростков был достигнут благодаря напряженной работе педиатров ЛПУ, Городского консультативного центра по специфической иммунопрофилактике и сети его филиалов в административных округах. Для иммунизации детей и взрослых в ЛПУ города применялись исключительно отечественные препараты с финансированием из средств федерального бюджета.

На базе ИКБ № 1 был организован Городской учебно-методический центр, где были разработаны и внедрены критерии ранней клинической диагностики и методы эффективной терапии наиболее тяжелых форм дифтерии. Для наглядности приведены фотографии пациентки на третий день заболевания (рис. 5). Проведено многолетнее масштабное обучение ранней диагностике и профилактике дифтерии врачей ЛПУ (более 6 тыс.) и медперсонала учреждений социальной защиты. В ИКБ № 1, куда осуществлялась провизорная госпитализация, группа риска в годы максимальной заболеваемости была более высокой, чем в целом по Москве – 42,3–50,1%. Основную массу больных ГД и ТД III (до 80%) госпитализировали в этот стационар. Ранняя диагностика, применение адекватных доз ПДС, инфузионной и экстракорпоральной детоксикации позволили в 3–4 раза снизить летальность при наиболее тяжелых вариантах ТД, включая ГД [1, 5]. К сожалению, на федеральном уровне не было достигнуто согласованного мнения по лечению больных группы риска по летальности. Причина – отсутствие позитивного опыта у большинства участников дискуссий.

Таблица 2. Структура группы риска по летальности у больных дифтерией с 1989 по 2004 гг. (Москва)

*В группе риска у детей не включены данные за 1993 г.

Рис. 4. Удельный вес возбудителя дифтерии gravis и mitis среди заболевших дифтерией в федеральных округах России.

После эпидемии 1990-х годов второй период спорадической заболеваемости был достигнут в Москве в результате массовой иммунизации против дифтерии всего населения, включая взрослых, через 12 лет от ее начала. Сравнение с эффектом первой массовой иммунизации, которая проводилась только у детей, показало, что тогда спорадический уровень заболеваемости был достигнут раньше — через 7 лет (0,2 в 1965 г.), когда охват прививками детей составил 98%. Более медленное наступление ожидаемого эффекта массовых при вивок против дифтерии в 1990-е годы было сопряжено с прекращением поступательного снижения показателей заболеваемости в 1998–2002 гг., на уровне 1,5–1,6, несмотря на охват прививками 98% взрослого на селения и 99% детей. В этот период наибольшие тяжесть и летальность при дифтерии отмечались в старших возрастных группах взрослых, что соответствовало у них недостаточной иммунологической защищенности по результатам серологического скрининга, а также среди непривитых детей в семьях мигрантов из бывших республик СССР. Поступательное снижение заболеваемости возоб новилось — от 1,55 до 0,09 в связи с проведением плановой массовой ревакцинации взрослых и иммунизации переселенцев в 2002–2005 гг. Было привито около 1300 тыс. взрослых с учетом возрастных групп риска. Среди ревакцинированных в эти годы взрослые от 40 лет и старше составили 81,2%, в том числе наиболее значимая группа риска от 50 лет и старше – 51,8%.

Особенности второго периода спорадической заболеваемости в Москве по данным первых 4 лет: 1) низкий уровень заболеваемости с тенденцией к поступательному снижению: 0,09–0,06–0,05 на 100 тыс. населения; 2) регистрация заболеваний почти исключительно среди взрослых; в 2005–2008 гг. заболели 1 ребенок, 1 подросток и 25 взрослых; у взрослых – высокий удельный вес непривитых (72%), тяжелых форм (48%) и заболеваний, сопряженных с риском для жизни (32%); больные зарегистрированы у взрослых во всех возрастных группах, но чаще среди лиц 50–59 и 60–69 лет; 3) существенные различия в тяжести заболеваний у привитых (локализованная дифтерия ротоглотки) и непривитых не только детей, но и взрослых (от локализованной до гипертоксической, комбинированные с крупом, дифтерией носа и кожи); 4) крайне низкий уровень выявления бактерионосителей возбудителя дифтерии – с 0,08 до 0,01 на 100 тыс. населения; 5) сохраняется преобладание возбудителя биовара gravis высокой степени токсинообразования. В 2009 году в Москве произошло резкое снижение заболеваемости и бактерионосительства возбудителя дифтерии до 0,03 (3 больных) и 0,01 (1 бактерионоситель) с прекращением их регистрации в 2010 году. В 2010 году в России не были зарегистрированы больные и бактерионосители в 76 (91,5%) и 77 (92,8%) территориях, показатели заболеваемости и бактерионосительства составили 0,01 на 100 тыс. населения.

Рис. 5. Больная токсической дифтерией III степени тяжести, не привита, госпитализирова-на на 2-е сутки болезни, с момента поступления получила 400 тыс. МЕ противодифтерийной сыворотки. Фотографии сделаны на 3-и сутки болезни. Критерии тяжести формы: острое начало с высокой температурой, ознобом, ломотой; были головокружение, тошнота, боль в области шеи (до появления отёка); ещё 3 компонента болевой реакции – боль в горле при глотании, затрудняющая прием пищи, болевой тризм, ограничивающий открывание рта, резкая болезненность тонзиллярных лимфоузлов; размеры лимфоузлов – до куриного яйца, появление отёка подкожной клетчатки шеи над лимфоузлами с конца 1-х суток и его распространение не только вниз по шее, но и вверх на лицо, кзади на шею и верхнюю часть спины, плотный выпуклый характер отёка; в ротоглотке – увеличенные смыкающиеся миндалины, покрыты пленчатым фибринозным налетом с участками геморрагического пропитывания (на фото не видны из-за тризма), мягкое нёбо отёчно, гиперемировано, по центру – плотный фибринозный налёт, спускающийся к основанию язычка. Указанные симптомы позволяют определить III степень тяжести токсической дифтерии в несколько более тяжелом варианте, чем в прежние годы.

Достижение спорадического уровня заболеваемости дифтерией произошло в России и Москве в 2005 г. благодаря массовой иммунизации детей и взрослых с охватом прививками 98% взрослых, 99% детей и подростков. Этот уровень должен поддерживаться постоянно. Так, в 2008 г. в России охват прививками у детей (от 3 мес. до 14 лет) составил 97,3%, у подростков – 99%, у взрослых 95,7%. В Москве охват детей – 99,4%, подростков – 99,8, взрослых – 98%.

И вот снова в СМИ публикуются массированные выступления о вреде профилактических прививок. А «продвинутое» московское население уже реагирует на эту дезинформацию. Так в Москве среди непривитых детей (6816) не привиты по причине отказа родителей 4594 (67,4%), тогда как в России удельный вес непривитых по этой причине – 17,5%. Тем, кто пугает население профилактическими прививками, не лишне адре-совать предостережение микробиолога Цинссера, высказанное по поводу сыпного тифа: «Тиф не умер. Он будет жить столетия и продолжать возникать там, где человеческая глупость и жестокость даст ему шанс» [9]. Это высказывание справедливо для многих инфекций, в том числе дифтерии.

Заключение

Медицинские наука и практика накопили немалый опыт побед и поражений на пути преодоления эпидемического распространения дифтерии. Этот опыт убеждает, что регулятором снижения и повышения заболеваемости дифтерией является уровень коллективного антитоксического иммунитета. Стабильно низкие показатели заболеваемости могут быть гарантированы при постоянном поддержании высокого (95–98%) охвата прививками всего населения. Опыт преодоления эпидемии 1990-х гг. показал, что достаточная иммунологическая защищенность препятствует так же реализации различных биологических и социальных факторов тяжести. Снижение уровня защищенности создает условия для роста заболеваемости вплоть до эпидемий. Эпидемия дифтерии в 90-е годы ХХ века напомнила, что помимо масштабных организационных усилий и материальных затрат наиболее высокую цену населению приходится платить не менее масштабными человеческими страданиями и жертвами.

На новом витке эпидемического подъема дифтерии в России доработан и внедрен на законодательном уровне и в практику здравоохранения комплекс профилактических мероприятий, позволяющий обеспечивать спорадическую заболеваемость и предупреждать периодические подъемы этой инфекции – «Эпидемиологический надзор за дифтерийной инфекцией» МУ 3.1.1082–01 и Санитарно-эпидемиологические правила «Профилактика дифтерии. СП 3.1.2.1108–02».

Источник: http://www.medep.ru/articles/art_20

Ссылка на основную публикацию